Тысячелетия вокруг Тараза

Тараз, история, репортаж, социум, Андрей МихайловВ случае с переименованием Джамбула в Тараз историческая справедливость, традиционными носителями которой у нас выступают чиновники-ономасты, восторжествовала на 101%. Городу вернули не просто прежнее название, а имя, под которым он был известен в своей первой жизни.

 

Византийцы, китайцы и арабы в Жамбылской области

Тараз (тот, первый) просуществовал около тысячелетия, а может, больше. Самые ранние письменные упоминания о нем появляются в VI веке. Все остальное – на совести археологов. Тот факт, что письменные данные моложе археологических, может говорить лишь о том, что город в первые века своего существования был небольшим и тратить на него чернила никто попросту не хотел.

Известно, что в 586 году тут у местного тюркского правителя кагана Дизабула побывало посольство Земарха Киликийского, посланное знаменитым византийским императором Юстинианом Великим – тем самым, при котором в Константинополе строился храм Святой Софии, составлялся кодекс и громилось восстание «Ника». Кстати, в казахстанской исторической литературе, например в книге Карла Байпакова «Древние города Казахстана», утверждается, что посольство Земарха состоялось в царствование Юстиниана II, но это не совсем точно, – Юстиниан II вступил на престол в 685 году и запомнился лишь тем, что во время одного из переворотов ему отрезали нос, язык, и сослали в Херсонес.

Византия времен Юстиниана Великого вела большую геополитическую игру на Востоке и имела ярко выраженные геостратегические замыслы. Тут, в самом центре Азии, она искала в те годы союзников для дружбы против персов и неспокойных соседей со славянского Севера.

Вскоре после Земарха, в 630 году, через эти земли прошел неутомимый сианьский монах Сюань-Цзян – восточный антипод и онтологический предтеча Марко Поло, знаменитого поставщика географических знаний о глубинной Азии для средневековой Европы. Сведения Сюань-Цзяна хотя и драгоценны для историков, однако лаконичны донельзя: «…Прибыл в город Та-ло-се, имеющий восемь или девять ли в окружности. Купцы разных стран живут и торгуют здесь вперемешку». Восемь или девять ли, если перевести с китайского на метрический язык, дадут нам городское пространство, заключенное в стенах, длина которых составит 4-5 километров.

А в 751 году Тараз стал самой горячей точкой планеты. В его окрестностях схлестнулись две наиболее активные силы тогдашнего мира для решения его дальнейшей судьбы в очном поединке. Знаменитая битва китайцев и арабов закончилась поражением первых. Но и победители не рискнули углубляться далее в дебри Центральной Азии.

 

Грань миров

Тараз, история, репортаж, социум, Андрей МихайловИменно тут, на юге современного Казахстана, на границе оседлого и кочевого мира, неожиданно иссякла «пассионарная» энергетика изумительного по своей стремительности и широте распространения арабо-мусульманского натиска. Далее к востоку ислам несли уже не воины под знаменами Пророка, а миссионеры, пилигримы и проповедники. И в том, что армия арабов остановилась именно тут, близ древнего Тараза, видится вовсе не страх перед китайцами и удаленность от родной Аравии. Ведь на западе, в далекой пиренейской Европе, и на севере, в Византии, кровавая война продолжалась несколько веков. Так в чем же дело? Неужели в каком-нибудь глупом предзнаменовании, на которое обратили внимание падкие на магические фокусы древние? Вряд ли.

Дело в том, что под Таразом заканчивалась естественная граница оседлого мира. Дальше лежала великая Степь – исконное царствие номадов. И арабы, сами кочевники, хорошо осознававшие всю сложность и тщетность войны с себе подобными, разумно решили уступить и повернуть обратно.

Китайцы же, также хорошо понимавшие все это, но не имевшие возможности поменять соседей на севере, вели мучительные, перманентные войны с кочевниками на протяжении всей своей истории. Войны, временами ставившие на грань исчезновения великую китайскую цивилизацию и никогда не заканчивавшиеся полной победой китайцев. Таким образом, тут, в точке, где некогда завершался (по мнению европейских исследователей) легендарный хребет Болор, долгие века проходила своеобразная грань – эдакая цивилизаторская линия Уоллиса. Между китайским Востоком и персо-арабским Западом с одной стороны, между номадами великой Степи и оседлым населением оазисов Средней Азии – с другой.

Что до древнего Тараза, то все это – прекрасная иллюстрация его исторической природы. Расположенный на границе двух миров – оседлого и кочевого – этот полис был (как и целый ряд подобных городов, расположенных вдоль гор Центральной Азии) своеобразным транзитным переходом для людей, идей и ценностей, своеобразной зоной свободной пограничной торговли. Арабский путешественник X века Ибн Хаукаль определил суть его существования на этой неспокойной границе лаконично и точно: «Тараз – место торговли мусульман с тюрками».

А что до распространения ислама, то победа арабов вовсе не привела к тому, что все местные жители (а среди них были и христиане, и зороастрийцы, и буддисты, и шаманисты – когда главным богом горожане считали торговлю, ко всем остальным относились терпимо) сразу записались в последователи Пророка. Известно, что мусульманство в государстве Саманидов (в состав которого и вошел Тараз) принималось далеко не всеми и внедрялось порой весьма радикальными методами.

 

Бряцание мечей и шелест бумаги

Тараз, история, репортаж, социум, Андрей МихайловИнтересен один из побочных результатов знаменитой битвы 751 года для всей мировой цивилизации. Известно, что в битве при Таразе арабам удалось захватить нескольких китайских бумажных дел мастеров. Напомню, что бумагой в то время пользовались лишь страны, вращавшиеся в орбите китайской цивилизации. Остальной мир по-прежнему пользовался папирусом, пергаментом и прочими малоудобными для массового пользования материалами.

Захваченных бумагоделателей поселили сначала в Самарканде, а уж после отсюда великий бумажный путь начал неспешное шествие на запад. В начале прелести нового носителя информации познали страны халифата, который не очень-то спешил делиться высокими технологиями с остальным миром и в течение нескольких веков владел ими единовластно. Неслучайно первыми европейцами, приобщенными к бумаге, были испанцы – жители страны, которая несколько столетий считалась арабской. Тут производство началось в 1154 году. Ну а дальше пошло-поехало: Италия – XII век, Венгрия – XIII, Германия – XIV, Англия – XV, Россия – XVI. Вот с такой скоростью в былые времена распространялся прогресс.

Рассказывать о значении бумаги современному читателю (а особенно дамам) неприлично. Но припомнить два фактора, послуживших причиной того, что сейчас вы привычно держите в руках газету, нужно. Первый – изобретение китайцами бумаги в последние века перед Рождеством Христовым. Второй – битва при Таразе в 751 году.

 

Памятник вечной невесте

Тараз, история, репортаж, социум, Андрей МихайловОт древнего Тараза осталось немного. После похода Касым-хана в 1513 году вспоминать о нем перестали вообще. Жизнь в руинах если и теплилась, то вовсе не привлекала внимания проезжавших.

Когда же в начале XIX века область стала частью Кокандского ханства, новые завоеватели построили поверх древних развалин крепость Наманган-коче (строители были выходцами из Намангана), которую вскоре переименовали в Аулие-Ата – в честь находившегося поблизости святого мазара, сохранившего свое значение еще с XII века и принадлежавшего Карахану.

И тут мы с вами на время покинем скучноватую орбиту истории-науки, дабы насладиться пьянящим ароматом истории-предания.

…Рассказывают, что дочь некоего Зенги-баба, покровителя скотоводства, несравненная Айша воспылала страстью к правителю Карахану, чья столица располагалась в Таразе. Долгим был путь девушки от дома отца к дому возлюбленного. Утомленная дорогой, красавица решила перед встречей смыть с себя дорожную пыль, для чего было устроено купание в небольшой речке Ассы. Но злой рок довлел над дочерью Зенги-баба. Стоило ей сойти с верблюда и, стыдливо скинув одежды, приблизиться к пленительно прохладной воде, как выползшая из-под камня черная змея смертельным поцелуем прильнула к белоснежной коже девушки…

Умершую Айшу-биби похоронили там, где нашла она свою смерть. Хранительницей могилы стала ее неразлучная спутница и подруга – Бабаджа-хатун, которую в свою очередь, когда пришел и ее черед, погребли рядом…

…С тех пор минуло почти тысячелетие. Но они по-прежнему рядом – две вечные подруги. Как рядом и два неразлучных мавзолея.

 

Вопросы у надгробья

Тараз, история, репортаж, социум, Андрей МихайловМазар Айша-биби близ Тараза уникален по своему декоративному убранству и трепетности пропорций. От его терракотового декора трудно оторвать взгляд. Солнце, верша свой дневной путь по небосклону, под разными углами высвечивает рельефы резных узоров и постоянно играет с восприятием зрителя. В этой живизне орнаментов древних стен – одна из главных причин того притяжения и очарования, которые испытываешь при духовно-зрительном контакте с мавзолеем.

Хотя в Средней Азии и встречаются памятники, с которыми наблюдается явное сходство, но их немного. Первым приходит на ум знаменитый мазар самого Исмаила Самани, основателя династии, частью которой стал и древний Тараз. Он находится в Бухаре. Но там понятно, там – Бухара, которая была одним из главных культурных центров тогдашнего мира. Бухара с ее богатым умственным потенциалом, знаменитыми поэтами, ремесленниками и зодчими. И мавзолей не абы кого, а всесильного самодержца. Тут же граница оседлого мира, далекая окраина. Торговый город, не замеченный ни в каких поэтических порывах. Здесь такие памятники просто так не возникали. Для возведения подобных нужны были очень сильный аргумент и не менее сильная воля.

Предположу, что древний Тараз – это пока еще настоящий terra polis истории. Мы очень мало знаем про то, как он выглядел, но еще меньше понимаем, чем он жил, о чем думал, чему поклонялся. Вот и вся эта трогательная история с трагической смертью невесты в конце длинного пути, – не являет ли она отголосок какого-то забытого мифа, сохранившегося от самого сотворения мира?

Да, повествование, с которого я начал рассказ, не более чем легенда. На самом деле никто не знает, кем была Айша-биби и за что удостоилась такой чести бессмертного имени. Вместе с совсем уж легендарным Зенги-баба, ее отцом, называются не менее примечательные персонажи – Измаил-ата, а также более реальный поэт-мыслитель XII века Хаким-ата. А что до мазара Бабаджи-хатун (которая, согласно другим рассказам, была вовсе не подругой, а сестрой главной героини), так он, по мнению специалистов, вообще-то, появился веком ранее мавзолея Айша-биби, еще в XI веке.

Но как это по-человечески понятно: желание видеть в красивом памятнике память о женщине и непременную историю любви. Как-то сразу вспоминаются другие мусульманские памятники – Тадж-Махал в Агре, Биби-ханым в Самарканде. Исламские властители оставались по природе своей мужчинами.

 

Продолжение следует…

 

Андрей МИХАЙЛОВ, фото автора

Плюсануть
Поделиться
Класснуть
Запинить

Добавить комментарий

Популярное