Капля Капала – 4

история, социум, Капал-Арасан, репортаж, Андрей МихайловГлавной достопримечательностью долины Джунке с полным правом может считаться знаменитый целебный источник в восточной части долины. Капал-Арасан или Арасан-Капал – как кому больше нравится.

 

Штакетник из костылей

…Как и все знаменитые курорты, Капал-Арасан в свое время стал обрастать чудесными историями о необычных излечениях и волшебных избавлениях. Из уст в уста, прибавляя славу, передавались стандартные случаи – о «приходящих на костылях и убегающих вприпрыжку». Встречались очевидцы, которые своими глазами видели у местных казаков станицы Арасанской штакетники из старых костылей.

А вот свидетельство человека более трезвого – краевого инспектора уездных училищ П. А. Галицкого: «Воды эти очень полезны от ревматических болей и посещаются в летнее время многими больными, приезжающими сюда верст за тысячу и более. Один купец, которого я застал на излечении, рассказывал мне, что он страдал очень долго застарелым ревматизмом и после двадцатидневного купания и втирания в руки и ноги серной грязи получил значительное облегчение».

С упадком Капала и переносом Семиреченского центра в Верный закончился короткий «золотой век» Арасана. Так что уже в 1868 году наезжавший сюда летом доктор Соболевский (тот самый капальский лекарь, который пользовал в последние месяцы жизни Чокана Валиханова) писал следующее: «Здания пришли уже в довольно ветхое состояние. Ванны содержатся довольно небрежно. Арасанские жители стирают белье в теплой ванне и чистят медную домашнюю посуду».

По наблюдениям капальского доктора, в этой же ванне в одно время можно было видеть больных сифилисом, золотухой, экземой и радикулитом. Картинка почти библейская, но вот эффект от такого лечения мог быть не совсем тем, о котором рассказывалось в местных легендах.

Причина запустения курорта была простой и банальной – не было денег. И все же в начале 80-х годов XIX века в Капал-Арасане был возведен новый лечебный корпус, из кирпича. Остатки его, надстроенные вторым этажом в советское время, можно видеть в старом парке до сих пор.

А вот что писали уже в 1927 году Б. Шлегель и К. Аргентов в изданной в Ленинграде книжице «Минеральные источники Джетысу»: «На источниках капал-арасанских жизнь очень скучная, однообразная, при полном отсутствии каких-либо развлечений. Больные большую часть дня, особенно во время холодных ветров, проводят в кровати или за чаем, который от скуки пьют очень часто, или просто за обывательскими разговорами. Когда позволяет погода, больные начинают бесцельно бродить. Особенно грустное впечатление производит отсутствие самых элементарных удобств…».

 

Праздник под знаменами

история, социум, Капал-Арасан, репортаж, Андрей МихайловКак видно, новая власть не сразу добралась до этой глубинки. В разрушенной Гражданской войной стране дел по первости хватало и без санаторно-курортного лечения. Парадоксально, что вторую жизнь в Капал-Арасан вдохнул Турксиб – та самая железнодорожная магистраль, которая вынесла окончательный исторический приговор для самого Капала.

Турксиб перевозил из Сибири в Туркестан (и обратно) не только лес, пшеницу и хлопок, но и множество ослабленных голодом и изувеченных болезнями людей, среди которых была еще жива память о чудесных водах Семиречья, способных творить чудеса» Начался очередной расцвет Капал-Арасана. За дело реорганизации взялась организация с грозным названием «Казкурорттрест». И результат не заставил себя долго ждать – уже в предвоенные годы за сезон тут проходило лечение около 500 больных.

Но звездный час капал-арасанских минвод связан с любовью к этому месту Динмухамеда Кунаева. Первый человек в республиканской (и не последний в союзной) иерархии Кунаев часто наезжал сюда и сам. Сохранился непрезентабельный коттедж, в котором останавливался Димаш Ахмедович во время своих пребываний на курорте. На что указывает помещенная на этом деревянном строении мемориальная доска.

Кунаев много сделал для того, чтобы курорт стал известным и привлекательным для жителей не только Казахстана, но и всего СССР. Именно благодаря его стараниям Капал-Арасан получил статус курорта союзного значения. Чтобы облегчить доставку больных, к благоустроенной автодороге в это время прибавилась и посадочная полоса, принимавшая регулярные авиарейсы из Алма-Аты. А на ближайшей железнодорожной станции Турксиба Мулалы была организована круглосуточная встреча тех пациентов, которые прибывали поездом.

Жизнь Арасана в пору развитого социализма – это веселый и шумный праздник под весело реющими знаменами советских профсоюзов. Путевки в достославные времена зачастую доставались вовсе не тем, кто в них нуждался. Потому-то основной категорией больных были обыкновенные передовики производства – люди по природе своей сильные и энергичные. Так что настоящие больные (попадались и такие) не играли заметной роли во всех перипетиях драматичной и романтичной жизни Капал-Арасана советской поры.

Вот как описывал звездное время курорта один из самых сведущих исследователей его истории краевед Николай Ивлев: «С 1961 года курорт перешел на круглогодичную работу. Было построено семь зимних и шесть летних корпусов. Особенно хорош новый спальный корпус с солярием наверху, где на изящных креслах-качалках удобно располагаются больные. Отсюда открывается красивая панорама. Парк пересекается аллеями и дорожками. Везде установлены скамейки. Много цветников. Оборудован водный бассейн, демонстрируются в клубе кинофильмы, есть музыкальный салон, книжный, промтоварный и продовольственный магазины, сувенирные и газетные киоски».

От «нового спального корпуса» к новому тысячелетию остался лишь зловещий скелет. Аллеи парка почти исчезли под бесконтрольно разросшимися кустами. Через трещины сквозь бетонное тело танцплощадки проросли сорняки в рост человека. Среди высаженных полтора столетия назад деревьев бродят, словно по лесу, меланхоличные коровы местных жителей. Здравница союзного значения развалилась вслед за Союзом…

 

Счастливый конец?

история, социум, Капал-Арасан, репортаж, Андрей МихайловНо у этой истории финал не грустный. История Капал-Арасана продолжилась. Пусть и не в таких масштабах, как ранее, но зато в новом качестве и на новом уровне. Выкупленный и отреставрированный курорт живет и работает, как ему и положено.

По большому счету человеческая культура вторична по отношению к природе. Это мы, люди, не сможем прожить вне среды, которую ныне с таким азартом покоряем и приспосабливаем. А земля миллиарды лет неплохо обходилась и без нас. Взять тот же Капал-Арасан. Водам его все равно  куда и для кого течь. Будет тут курорт или нет – химический состав вырывающейся из недр земли воды изменится только тогда, когда этого захочет сама природа.

Кстати о воде. Вот выдержка из заключения НИИ кардиологии и внутренних болезней: «В соответствии с бальнеологическими материалами, арасан-капальская минеральная вода является азотной слабоминерализованной щелочной кремнистой термой хлоридно-сульфатного натриевого состава уникального типа Кульдорских. Подобные широко используются для бальнеолечения в здравницах всего мира: «Бани» и «Велинград» в Болгарии, «Янски Лазне» в Чехии, на курортах Югославии, Франции, Италии, Венгрии и других. Изученная вода является эффективным немедикаментозным средством для профилактики и лечения широкого спектра заболеваний».

Однако, даже не принимая процедур у знаменитых источников, тут, в долине Джунке, постоянно ощущаешь на себе перманентную и настойчивую исцеляющую ауру этих благодатных мест.

 

Изюминки Джунке

история, социум, Капал-Арасан, репортаж, Андрей МихайловОкрестности капал-арасанского курорта, быть может, несколько однообразны, однако среди этой монотонности имеются настоящие изюминки. К примеру, Биен – стремительная река, разрывающая своим неистовым белопенным напором мирные изумрудные берега, заросшие густой травой и цветущие кустами шиповника. Зрелище, способное покорить и вдохновить даже самого избалованного и изысканного эстета от природы.

Или огромные гранитные глыбы, живописно разбросанные по берегам потока в нескольких километрах ниже поселка и привлекавшие внимание еще Семенова-Тян-Шанского. Среди циклопических валунов имеется целый лабиринт сумрачных ниш и небольших пещер, в некоторые из них легко может въехать всадник на коне. А иные из камней до того «креативно» обработаны природой, что у неискушенного вообще возникают сомнения в их естественном происхождении. Особенно знаменита скала Беркут, хищно склонившая свой орлий клюв над неосторожным путником.

По другую сторону от курорта находится знаменитый перевал Госфорда, описанный всеми путешественниками XIX века. Отсюда, с крутого северного склона гор Коныр-тау, открывается неимоверно глубокий вид на лежащую у подножия равнину Прибалхашья. Края ее теряются в знойном мареве пустыни. Во всей своей красе предстает взору и городишко Джансугуров (бывшая Абакумовка), кварталы которого открываются прямо под ногами. Особенно очарователен этот вид на закате после дождя.

Но мало кто видел главное историческое сокровище долины Джунке – гигантское скопление петроглифов в невысоких горах Баян-Журек, расположенных ближе к Капалу. Труднодоступность защищает их от лишних глаз и случайных посетителей. А между тем это четвертое по размерам собрание наскальных гравюр в Казахстане!

Но к петроглифам Семиречья мы с вами еще прикоснемся. Как-нибудь позже…

 

Андрей МИХАЙЛОВ, фото автора

Добавить комментарий