Капля Капала – 3

Капал, Арасан, история, социум, репортаж, Андрей МихайловГлавной достопримечательностью долины Джунке с полным правом может считаться знаменитый целебный источник в восточной части долины. Капал-арасан или Арасан-Капал – как кому больше нравится.

 

Сок земли

«Арасан», «аршан», «аржан», «арчман», «нарзан» – топонимы с такой составляющей встречаются на огромной территории – от Монголии до Кавказа и от Якутии до Туркмении. Утверждается, что семантический смысл термина следует искать где-то в санскрите, там он обозначает «святая вода», «целебный источник», «нектар».

Но вообще говоря, все эти арасаны Азии – явление куда более емкое, нежели простой гидролого-медицинский объект. Обожествление или, в крайнем случае, одухотворение целебных источников можно широко наблюдать до сих пор. Деревья и кусты с повязанными тряпицами-подношениями – вот то, что до сих пор выдает настоящий арасан. Это память о том забытом патронирующем духе, который некогда хранил и одухотворял источник.

В сакральном арсенале шаманов Сибири имеется целый обряд молений духу аршана. Мне доводилось наблюдать такой на берегу Енисея близ Кызыла. Считается, что, только объединив усилия шамана с силой природного духа источника, можно добиться излечения от недуга. Впрочем, так считают те, кто верит в силу шаманов. Для всех же прочих, даже самых завзятых атеистов, целебная сила арасана в нем самом.

 

Джунгарская царевна и русский солдат

Капал, Арасан, история, социум, репортаж, Андрей МихайловКогда у целебных источников Капал-арасана появились первые европейские исследователи, они застали здесь следы благоустройства, – ямы с водой были углуб­лены и обложены булыжником. А местные жители вспоминали, что в недавние времена рядом стояли и мемориальные стелы, этакие «истории болезней», установленные в честь исцеления бывшими больными. Среди них одна особенно выделялась.

«Доска с искусно вырезанной женщиной в джунгарском наряде. На голове ее вырезан полукругом венец, как на христианских иконах; руки ее, приложенные к оконечности груди, держали вазу с отчетливо высеченным растением с цветами и плодами» – так со слов местных информаторов записал в 1857 году семипалатинский краевед Николай Абрамов. О том, кто изображен на камне, мнения расходились. Утверждалось даже, что женщина была и не княжна никакая, а ханша, излечившаяся целебной водой от бесплодия.

Явление в какой-либо истории джунгарской царевны симптоматично. Без нее в казахских преданиях, вообще-то, обходится редко. Видно, было в этих царевнах что-то такое, что западало глубоко в душу восприимчивому ко всему нестандартному степняку и перевешивало даже ненависть к заклятым врагам.

Впрочем, имеется и альтернативная история об открытии целебной силы местных вод, не обошедшая стороной другого культового героя сказок и сказаний – русского солдатика. Одного из тех безвестных, пришедших сюда в середине XIX века.

Болезный солдат, стирая родные портянки в попавшемся на дороге ключике, с изум­лением ощутил, что процедура оказала благотворное влияние не только на гигиену, но и возымела целебные последствия – исчезли болевые ощущения от ревматизма и старых ран, мучившие служивого долгие годы… Если все так, то жители поселка Арасан, до сих пор стирающие белье в целебных ключах, должны быть самыми здоровыми и счастливыми в мире.

И хотя «военная история» курорта не выдерживает критики, тем не менее она существует. А потому приводим ее как аргумент… целебной силы источника.

 

Тут был Семенов…

Капал, Арасан, история, социум, репортаж, Андрей МихайловВпрочем, история знаменитых источников полна не только абстрактных героев и неизвестных пользователей. Так, путешественник Семенов, когда еще не был знаменитым Тян-Шанским, провел на капал-арасанских источниках в 1856 году пару недель. Лечился от простуды, радикулита и нервного потрясения.

А началось все с того, что во время первого восхождения на хребет Джунгарского Алатау конвойные казаки выкушали у исследователя весь спирт – тот, который предназначался исключительно для научных целей. И мало того, что выпили, так вдобавок, дабы не расстраивать лишний раз столичного ученого, проявили свою традиционную казачью смекалку и вместо спирта налили во фляги родниковой воды. Авось пронесет. Не пронесло…

Взобравшись с риском для здоровья на заоблачный хребет, Петр Петрович решил измерить абсолютную высоту, для чего в специальном сосуде нужно было вскипятить воду и измерить температуру ее закипания. Вскипятить на спиртовке… Вспомнив своего предшественника Григория Карелина, который перед каждым походом в присутствии конвоя разводил в экспедиционном спирту сильнодействующий яд и на глазах казаков травил приблудную шавку (только так можно было сберечь алкоголь для науки), расстроенный Семенов слег.

Благо, что все произошло недалеко от Капал-арасана, куда спустя три дня и перевезли больного ученого. «Теплые ванны имели на меня самое благотворное влияние: невыносимые боли прекратились». А мы благодаря болезни Семенова можем представить, каким все тут было 150 лет назад.

«Поселок состоял из двух десятков домов, из которых один, построенный над самым ключом, был очень опрятен и даже красив. Бассейн арасана был разделен на четыре купальни, каждая метров в шесть длиной и четыре шириной. Вода в них выходила с чистого дна из-под расчищенных камней. Из нее в трех местах выбивались с силой пузыри газа. Температуру арасана я нашел +26,5 °C… Перед домиком был разбит сад, в котором деревья еще не успели разрастись» (П. П. Семенов-Тян-Шанский, «Путешествие в Тянь-Шань в 1856-1857 годах»).

 

…и Чокан Валиханов

Капал, Арасан, история, социум, репортаж, Андрей МихайловПарк у курорта был разбит стараниями капальского пристава подполковника Абакумова и частично дожил до наших дней. Интересно, что саженцы фруктовых деревьев и цветы были специально выписаны для этого из-за рубежа – из Кульджи.

В те же годы были проведены первые анализы местных вод и составлены рекомендации по лечению. Вот что писал по этому поводу один из первых врачей, пользовавшихся в своей практике помощью целебной силы капал-арасанских источников, доктор Залуговский: «Способ употребления минеральной воды должен быть совместно внутренний и наружный. Воду можно пить от двух до двенадцати стаканов, каждый день постепенно увеличивая прием. Для внутреннего употребления воду следует брать из холодного ключа… Купаться советуется рано утром, в девятом часу, а также перед полуднем и вечером».

Впрочем, в те времена на становившийся все более популярным курорт ездили не только лечиться. Это был и местный тусовочный центр для офицеров и чиновников из единственного в те годы города Семиречья – Капала.

Молодые, романтически настроенные и абсолютно здоровые люди, поклонники Лермонтова (в крае, кстати, служили и те, кто лично знавал Михаила Юрьевича) совершали сюда периодические наезды а-ля Печорин. Правда, в отличие от «кавказских пленников» у них было совсем мало шансов повстречать на местных водах не только княжну, но и даже ординарную мелкопоместную дворянку. Потому приходилось довольствоваться ухаживаниями за не столь утонченными казачьими девицами из арасанской станицы.

Одним из тех, кто периодически наезжал на курорт, был и Чокан Валиханов – блестящий офицер, одаренный разведчик (сразу по прибытии из Кашгара ставший знаменитым) и упоенный путешественник. В один из приездов Валиханов повстречал тут местного героя, бывшего в те годы волостным управителем, – Танеке-батыра. «Ночевали в арасане. В этот день был у нас знаменитый в Семиречье батыр… Танеке». Сегодня недалеко от курорта, на могиле Танеке-батыра стоит красивый памятник, поставленный совсем недавно благодарными потомками на месте разрушенного временем мазара.

Окончание следует…

 

Андрей МИХАЙЛОВ, фото автора

Добавить комментарий