Все ушли на секс-джихад

Какие испытания ждут обманутых девушек в Сирии – на чужой войне за чужие идеалы?

Все ушли на секс-джихад

Истории казахстанских девушек, зомбированных религиозными радикалами, одинаково абсурдны и не поддаются логике. Но для каждой семьи это абсолютно разные трагедии, вечная боль и унижение на всю жизнь. Все происходит очень быстро: милая девушка надевает платок, слушает проповеди псевдомулл – и вдруг бежит в Сирию. Не в какие-нибудь благоухающие эфирными маслами Эмираты, а в самый центр кровопролитной, беспощадной войны, где нет ни правых, ни левых, ни вообще какого-либо смысла. И стремится она туда не для того, чтобы стрелять из снайперской винтовки, подобно Алие Молдагуловой, а чтобы оказывать сексуальные услуги местным группировкам. По сути – заниматься проституцией. Если еще честнее, то бесплатной проституцией.

«На войну уехали без принуждения»

Наша первая история – про девушку Улболсын из города Сарыагаш Южно-Казахстанской области. Ее решение сбежать в 22 года в Сирию убило отца и свалило в постель мать. Как рассказывают близкие новоявленной джихадистки, однажды Улболсын предложила сходить свою старшую сестру Айгерим к «старым знакомым». «Там будет интересно!» – с горящими глазами рассказывала она. В квартире, куда вечером прибыли девушки, пахло чем-то острым: смесью китайской лапши и одеколона после бритья плюс прогнившими помидорами. А вид местных хозяек привел старшую сестру в ужас: они все были в хиджабах, и невозможно было их различить.

Улболсын никогда не говорила, что начала читать намаз. После молитвы девушки сняли свои одеяния и оказались в шортах и коротких футболках, которые не закрывали их животы. Увидев вытянувшееся лицо сестры, Улболсын стала объяснять, что это группа девушек, которая готовится уехать в Сирию, и им нужна моральная поддержка.

Дескать, у кого-то там воюет любимый, у кого-то – муж или брат. А девушки как верные последовательницы должны тоже участвовать в джихаде, но своем: стать «временными женами» сирийских бойцов, воюющих якобы за истинную веру.

Все ушли на секс-джихад

Старшая сестра, недолго думая, написала заявление местному участковому на все десять джихадисток. В итоге с ними очень долго вели разговоры в полицейском участке. Когда полиция сообщила о случившемся семье Улболсын, то у отца случился сердечный приступ, а мать заболела. На следующий день Улболсын открыто явилась домой в хиджабе и обвинила сестру в предательстве. Саму девушку посадили под домашний арест.

Но это не помогло. Ровно через месяц ночью она сбежала из дома. На пятые сутки поисков выяснилось, что половина девушек, ранее задержанных на той злополучной квартире, уже пересекла казахстанскую границу и предположительно находится в Сирии. А помогли им выбраться за рубеж их так называемые «братья» – ухти, как они их называли.

Также от осведомленных источников стало известно, что девушки, прибыв Сирию, были взяты в рабство для оказания интим-услуг. Фотографии уехавших девушек полицейские позже обнаружили в телефонах у задержанных религиозных радикалов.

– Там не хватает женского пола, а воевать придется долго, как же им без этого жить? Мы им помогаем, девушки поехали без принуждения, по своему согласию, – признался один из задержанных.

Отец Улболсын умер через три месяца, а маму после инсульта парализовало. Впрочем, жива ли сама девушка, уже вряд ли удастся выяснить, если, конечно, не произойдет чуда. Но на войне чудеса – редкий случай.

«Считайте меня мертвой»

Другую уехавшую в Сирию девушку зовут Гульбану Асанова, она из города Кандыагаш Актюбинской области. На момент побега 9 мая ей было всего 20 лет, она считалась завидной красавицей. С тех пор никто не знает о ее судьбе. В отличие от Улболсын, у Гульбану есть полутора­годовалая дочь, которая осталась с бывшим мужем джихадистки.

– Неправильно, что она бросила ребенка. Я не болею и не страдаю, мы с ней развелись. Но хочу, чтобы для других это было уроком, – признается бывший муж Гульбану Еламан Шаймерден. – Если бы она была хорошим человеком, то не оставила бы ребенка.

Конечно, в жизни этой семьи были и черные полосы. Не было денег, по четыре месяца муж не имел постоянной работы и даже жил у родственников жены. Но при этом торговал, подрабатывал на стройках.

– Еда, одежда, крыша над головой, нам хватало на жизнь, – продолжает Еламан Шаймерден. – Жили от зарплаты до зарплаты, как и все. Жизнь в Кандыагаше недорогая.

По мнению бывшего мужа, он готов простить девушку. Но на самом деле понимает, что вряд ли ее история в Сирии, где каждый день гибнут сотни людей, закончится счастливо.

– Если она умерла, это судьба, – говорит он. – Думаю, виноваты лекции, которые она слушала, и религиозные сайты.

Впрочем, со временем выяснилось, что Гульбану планировала забрать свою маленькую дочь с собой и готовила для нее заграничный паспорт. И перед тем как исчезнуть, спокойно ходила по городу в черной одежде, хотя до этого не носила даже платка.

Перед отъездом Гульбану оставила записку: «Мама я ухожу. На все воля Аллаха. Простите меня, я вас люблю. Доверяю тебе дочь. Еду в Сирию. Не ищите меня. Считайте меня мертвой».

Но в отличие от Улболсын, Гульбану даже звонила несколько раз из Сирии и рассказывала, что работает в медсанчасти. При этом рядом все время был слышен чей-то мужской голос. Эксперты, знающие суть этих поездок, сомневаются в ее истории. Больше вестей от девушки не поступало.

«Мужа видели раз в жизни»

Похожая история произошла в семье Тасмухановых и тоже в Актюбинской области.

Уже полгода 24-летняя актюбинка Эльмира Сулейман не выходит на связь. Как утверждает мать девушки Айзада Тасмуханова, ее дочь вместе с мужем сбежала в Сирию.

Все ушли на секс-джихад

– Мужа дочери Азамата мы видели лишь однажды. Родом был из центральной части Казахстана, якобы из Караганды, – вспоминает мать беглянки. – Но мы были против этого брака, потому что в первый раз у Эльмиры в браке ничего не сложилось и она вернулась домой.

Новоиспеченной зять недолго пробыл в доме у тещи и тестя. Сразу после свадьбы он забрал девушку к себе, и больше ее никто не видел.

Последний раз с матерью Эльмира говорила 22 марта. Как утверждают в ДВД Актюбинской области, Азамат и Эльмира покинули Казахстан. В каком направлении, сомеваться не приходится.

Отметим, что, по данным Комитета национальной безопасности, примерно 150 граждан Казахстана участвуют в боевых действиях в зарубежных странах в составе террористических группировок. Вместе с ними находится еще около 200 соотечественниц из числа вдов, жен и детей боевиков.

Есет КОШЕБЕ, Камила АРЛАН

 

Плюсануть
Поделиться
Класснуть
Запинить

Добавить комментарий

Популярное