Возвращение к Аралу

Возвращение к Аралу

Еще четверть века назад трагедия Арала была на слуху у всех, кто читал газеты и смотрел телевизор. Ученые спорили, общественность заботилась, люди переживали о судьбе умирающего степного моря. Ныне для многих потребителей массовой информации Арал уже не повод заострить внимание или даже задержать взгляд.

Так что когда я говорил кому-то, что собираюсь на Арал, то в лучшем случае получал в ответ недоуменное: «И чего ты там забыл?»

Чего я там забыл?

…Впервые я увидел Арал еще в школьные годы. Таким, каким видели его в те времена все, кто проезжал по магистрали Оренбург – Ташкент в любую сторону. Мы с родителями отправились в Москву на знаменитой «восьмерке» – скором поезде, связывавшем столицу Казахстана со столицей СССР. И когда после целого дня сухих степей, под вечер впереди показалась уходящая за горизонт полоса ультрамаринового моря, это воспринялось с бурным восторгом.

В пересушенной зноем степи мирно бродили верблюды, «корабли пустыни», а совсем рядом, в бухте Аральска, около громадных портальных кранов, стояли корабли, самые что ни на есть настоящие, с мачтами и трубами над белоснежными бортами. Поезд все шел и шел на запад, а море все тянулось и тянулось слева, не позволяя оторвать от себя восторженного взора.

Уже позже, копаясь в источниках, я наткнулся на путевые заметки Юлиуса Фучика, известного чехословацкого журналиста, коммуниста и антифашиста (закончившего жизнь в подвалах гестапо). И понял, что подобные восторги при виде Арала испытывали не только дети.

«Аральское море. Может быть, тебе эти два слова ничего не говорят. Может быть, ты даже не подозреваешь о чуде, которое с ним связано. Ведь ты не знаешь, что это такое – увидеть широкую водную гладь, кажущуюся бесконечной, здесь, среди бескрайних степей и пустынь. Казахи его называют Арал, что значит «остров». Море – остров посереди материка».

Возвращение к Аралу

…А спустя несколько лет уже студентом географического факультета Ленинградского пединститута им. Герцена, доучившись до долгожданных каникул, я приехал на Арал в свою первую самостоятельную научную экспедицию.

Мой путь лежал в море, на Барсакельмес. Этот остров-заповедник представлялся в воображении аналогом недостижимого в те годы танзанийского кратера Нгоронгоро, переполненного всякой экзотической живностью. И хотя видовой ассортимент этой живности, быть может, был на степном острове не столь экзотичен, как в знойной жаркой Африке, Барсакельмес также был под завязку забит стадами таких редких степных копытных, как куланы, сайгаки и джейраны.

Тогда, в далеком (относительно отдельной жизни, конечно) 1976 году я провел на этом благословенном острове полтора месяца. Не худших в моей жизни. С тех пор я считал и остров и море своими. И все это время ни минуты не сомневался, что обязательно вернусь сюда. Даже зная наперед то, что не застану уже больше тут ни моря, ни острова…

И это все – оно!

Сегодня, когда еще живо то поколение, которое видело Аральское море своими глазами, нелишне вспомнить, что таким же его знали многие поколения племен и народов, живших тут до нас. Третье по величине озеро планеты (после Каспия и Верхнего в Северной Америке), затерявшееся в глубине степей и пустынь, издревле будоражило воображение географов, землепроходцев и кочевников. Именно своими размерами и удаленностью.

О былой славе красноречиво свидетельствуют исторические и местные названия моря-озера. Назову некоторые: Синее море, Черное море, Соленое море, Северное море, Ворокуша, море Сыр, Селевкидово море, Антиохово море, Оксийское море, Джайхунское море, море Камият, Хорезмийское озеро, Джурджанское озеро, Гурганджское море, Тавкаринское море, Курдарское море, Курдун море.

Этот список можно продолжить. Но уже и по сему видно, что Арал издревле представлял собой географический объект, достойный всеобщего внимания.

Но это в прошлом. Добавило ли хоть один топоним новое время? Многие думают, что с появлением дамбы и разделением моря на две неравные части связано название Малое море. Но и это не так. В XIX томе знаменитого географического описания «Россия», появившегося 100 лет назад, читаем: «Северная часть моря, называемая обыкновенно Малым морем (Кичкине-денгиз), в отличие от остальной части, называемой Большим морем (Улькун-денгиз)…»

Возвращение к Аралу

Если представлять истинное положение современного Арала, то можно предложить современное название для бывшего Большого моря. Мертвое…

Дни приезда

«Около вокзала небольшой декоративный садик. В нем скульптура юноши с рыбой в руках, изо рта которой бьет фонтан. Скульптура как бы символизирует природные ресурсы города. Здесь много воды и рыбы». Это цитата из книги казахстанского географа Николая Пальгова «Казахстан. От Уральска до Алма-Аты», вышедшей в 1965 году. Но именно таким встретил Аральск и меня. Спустя десять лет.

«Утром решил не дожидаться автобуса, а идти на поиски конторы заповедника пешком. Аральск – городок маленький и пыльный, так что я без труда нашел то, что искал. С час подождал, сидя на бревнах на улице «Р/К милиции», потом пришел кто-то из начальства и поселил меня на сутки в отдельной двухкомнатной квартире (электричество, печка). Оставив рюкзак, прогулялся по городку. Он типичен для Казахстана – исполком, казахская и русская школы, магазинчики, быткомбинат, антенна, почта и единственный маршрут автобуса. О специфике говорит лишь порт, рыбоконсервный комбинат да ресторан «Арал». Вернувшись, застал второго начальника, который подписал командировочное. Потом поспал, прочитал книгу Трешникова «Зимой в Южном Океане» (хорошая вещь), написал письмо на родину. Пришел третий начальник (самый солидный) и сказал, чтобы я отдыхал, а я умираю от скуки. Самолет только завтра. В Аральске сегодня облачно, но дождя давно не было. С обеда дует ветер, несущий пыль».

Вот впечатление от того первого приезда в Аральск, сохранившееся на страницах дневника. В памяти остались еще и нервные, подвижные, легко возбудимые жители города-порта. Тут, на пыльных улицах, можно было легко найти неприятности. Все это я вспомнил, подъезжая к станции с архаичным названием «Аральское море», спустя 39 лет.

Никакое море давно уже не встречает поезда. А на станции не продают рыбу. Самозабвенно спящие пассажиры ныне даже не просыпаются к Аральску.

Возвращение к АралуАральск наплывает все той же станцией, построенной вместе с железной дорогой еще в начале прошлого века. Проходя через зал ожидания, обращаю внимание на знакомое по прошлому разу мозаичное панно, посвященное ответу аральских рыбаков на призыв Ленина помочь голодающим Поволжья. А вот фонтана с мальчиком и рыбой уже нет, на его месте стоит на постаменте белоснежный парусник, поставленный в память о поколениях аральских рыбаков.

Новый Аральск показался на фоне воспоминаний о старом вовсе не таким, каким его рисовало воображение…

Продолжение следует

Андрей Михайлов
Фото автора

Автор выражает благодарность акимату Аральского района и дирекции заповедника Барсакельмес за оказанную помощь.

Плюсануть
Поделиться
Класснуть
Запинить

Добавить комментарий

Популярное