Падение Непала – 2. Записки очевидца трагедии

Андрей Михайлов, Непал, землетрясения, культура, фоторепортажСпустя два дня после катастрофы в Непале я все же добрался до Катманду. Наверное, если бы можно было трезво и реально оценить все, что творится в разрушенной стране, то стоило бы задержать выезд из благополучной Покхары на неделю. Но вот чего-чего, а возможности трезво и реально осмысливать произошедшее просто не было.

Информационное пространство переплелось в причудливый клубок обрывков, догадок, инсинуаций и откровенной неправды.

 

Заклятие Катманду

В Катманду меня ожидали неотложные дела. И, кроме того, влекло профессиональное любопытство. В свое время я много работал с материалами наших, верненских, землетрясений, а потому увидеть вблизи их аналог – дорогого стоило. Так или иначе, я выехал при первой возможности, которая представилась через день, когда единственную дорогу, связывающую запад Непала со столицей, открыли для транспорта.

Андрей Михайлов, Непал, землетрясения, культура, фоторепортажОтдельные руины стали попадаться за 30 километ­ров до столицы. Потому-то все возрастало и возрастало внутреннее напряжение, пока автобус полз вверх, к большой долине Катманду, по нудно-живописному серпантину. Ведь вот-вот должна начаться окраина города, который, по поступавшей накануне информации, должен был представлять собой поля руин. Появившиеся в первые дни азартные сообщения некоторых СМИ о сплошном разрушении Катманду и неисчислимых жертвах предопределяли ожидание. Смущало, правда, то, что на местном телевидении никаких картинок «сплошного разрушения» не попадалось.

В моем дневнике в день прибытия в столицу Непала появилась такая запись: «Катманду пронизан паникой и запустением. Все бегут из города. Улицы непривычно пусты. 99% всего, что работало, – закрыто. Тамель эвакуирован. Тамель – забитый гостиницами, ресторанами и магазинами туристический анклав Катманду. Моя очередная надежда попасть в Тибет рассыпалась еще на подъезде к городу. Мое туристическое рвение затаилось за глухими «железными жалюзи», вместе с паспортом и готовой китайской визой.

Дом рядом эффектно подломился и оперся на соседний. Но разрушения в городе не фатальные! Есть дома, превратившиеся в груды обломков, есть с обвалившимися стенами. Но большая часть цела. Хотя и стоит брошенная, покрытая пылью и окутанная каким-то заклятием. В городе нет электричества, воды. Так что отели Тамеля закрыты. Нашел приют в российском центре науки и культуры. Среди пары сотен соотечественников и земляков по нашей бывшей стране. Поставил свою палатку рядом с полусотней других в садике центра и обрел таким образом свой угол в разоренном городе…»

 

Приют посреди пустоты

Андрей Михайлов, Непал, землетрясения, культура, фоторепортажПро «Лагерь спасения» в российском центре науки и культуры сообщали в эти дни многие СМИ. Я несколько дней был жителем этого удивительного поселения, появившегося «благодаря» природной катастрофе. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить директора Центра Станислава Симакова и его немногочисленных сотрудников за приют и сочувствие. Мы никогда не забудем этого места и этого участия!

Сюда принимали в эти дни всех приходящих, не спрашивая паспортов (а у многих никаких паспортов и не было!). Достаточно было попросить помощи. Яркая узбечка-рестораторша из Москвы, россиянин с женой-непалкой, харьковский аптекарь, приехавший искать смысл жизни, землячка-карагандинка с мужем-шведом (ни слова не понимающим по-русски), вездесущий Дима – «йог из Бенареса», больше похожий на демобилизованного старшину-срочника. И сотни людей, связанных не только общей проблемой, но и общим прошлым. И десятки детей, которые никогда не жили в одной стране, но сразу же нашли массу общих интересов и игр.

Несмотря на всю пестроту и разность, взрослые также удивительно легко и мирно уживались друг с другом. Всем было что вспомнить и о чем поговорить. И если что-то вмешивалось в мирную «советскую» жизнь (в лагере все жили большой коммуной), так это каверзы текущего момента.

Когда улетели два первых борта МЧС в Москву, то половина из тех, кто остался в опустевшем лагере, были представителями Украины. Они также могли эвакуироваться, никто не отказывал им в этом праве (как и всем вообще, у кого не было серьезных проблем с документами). Ночью самолеты МЧС улетели в Москву…

Андрей Михайлов, Непал, землетрясения, культура, фоторепортажЗдесь, в российском центре, я лишний раз убедился в том, какой все же любопытный народ тянется к подножию Гималаев. Тут редко слышались типовые туристические истории о том, кто и сколько выпил и какой у кого случился удачный шопинг. Зато со всех сторон долетали обрывки разговоров о высшем и вечном. И говорили об этом со знанием и чувством, так что сразу ощущалась не только компетентность, но и большая внутренняя работа над собой. Здесь и там то и дело встречались безмолвные фигуры медитирующих. Были, правда, и типичные туристы-ерзуны, которые коллекционируют не знания и впечатления, а страны и себя на фоне. Но они погоды не делали.

Что до меня, то, нашедши приют, я на ближайшее время обрел две первостепенные задачи. Во-первых – оценить, что на самом деле произошло с Катманду. А во-вторых – найти свой паспорт. На это и ушли последующие дни…

Окончание следует

Андрей Михайлов,

Алматы – Непал – Алматы

Фото автора

Досье «Свободы Слова»

Андрей Михайлов, Непал, землетрясения, культура, фоторепортажПлотность населения Долины Катманду, где слились в единую агломерацию несколько древних царств со своими столицами (Катманду, Патан, Бхактапур) и масса прилегающих сел, многократно превышает подобный показатель для европейских городов-миллионников. Насыщенность столицы Непала и его окрестностей людьми трудно переоценить.

Отсюда особенности застройки Большой Долины. В основе которой градостроительный план, который не представляет собой ничего иного, кроме чуть-чуть приглаженного хаоса (за исключением нескольких исторических площадей и широких улиц в новых районах). Любопытно, что самые просторные проспекты в центральной части Катманду появились после предыдущего сильного землетрясения 1934 года.

Большая часть зданий (в 5-6 этажей) нагромождена в совершенном беспорядке и зачастую соединена узкими улицами, среди которых есть такие, где пешеходы проходят навстречу боком. Но это вовсе не значит, что город – сплошная пешеходная зона. Мусорщики с тачками, крикливые разносчики, вездесущие мотоциклисты, меланхоличные священные коровы – полноправные участники уличного движения в этих «щелях».

Улицы пошире с наступлением утра автоматически становятся еще и многолюдными базарами. Распахиваются лавки нижних этажей, раскладывают товар на земле лоточники, начинают сновать во все стороны коробейники. А все остальное место занимают покупатели, прохожие, зеваки, мотоциклисты и туристы, прибавление которых за последние годы в Катманду стало очень заметно.

 

Плюсануть
Поделиться
Класснуть
Запинить

Добавить комментарий

Популярное