Медет Шаяхметов: «Мы часто знаем, что нужно сделать, но все равно выбираем не тот вариант»

Медет Шаяхметов – молодой казахстанский режиссер, способный достичь серьезных высот на международном кинематографическом олимпе. В свои 22 года он успел принять участие в съемках многих зарубежных и казахстанских фильмов, музыкальных клипов и сериалов. Помимо основной режиссерской деятельности, которую мы можем увидеть в сериале «Q-елi», короткометражных фильмах Escape и Brothers, Медет реализовывал проекты в качестве моушн-дизайнера, режиссера монтажа и оператора. Во время обучения в казахстанском вузе ему улыбнулась удача, и он выиграл грант от фонда «Саби» на обучение в нью-йоркской киноакадемии. В феврале этого года короткометражный фильм Медета показали на международном кинофестивале Седона. Родившись в простой и практически не творческой семье, Медет благодаря упорству уверенно вошел в большое кинопространство. Об этом мы и поговорили с талантливым творцом.

Медет Шаяхметов

«Надо войти в закрытую дверь»

Расскажите о кинофестивали в Седоне. Чем он отличается от других?

– Это международный кинофестиваль, проходит уже 22-й раз в городе Седона в штате Аризона. В нем участвуют коротко- и полнометражные фильмы разных жанров, форматов. Это маленький курортный городок, в котором проходит фестиваль высокого класса. Как мне сказали, это единственный фестиваль, который своим участникам оплачивает абсолютно все: прилет, проживание, питание.

С чем вы поехали на фестиваль? Что собой представляет ваша картина Escape?

– Это короткометражный фильм про мужчину, который просыпается в комнате, где нет выхода, окон. Есть только одна закрытая дверь. Он находит мел, которым все, что бы ты ни написал, происходит. И этому мужчине нужно поверить в чудо и выбраться оттуда.

Как пришла идея снять такой фильм?

– Когда мне задают этот вопрос, я каждый раз думаю по-новому. Вообще, я снимал этот фильм три года назад в Нью-Йорке. Это был проект за 1-й курс. Нам дали задание написать сценарий для фильма. При этом мой дедлайн подходил все ближе, и когда уже надо было сдавать, я застрял в своей съемной комнате. Хотел выйти, но надо было писать сценарий. В итоге я решил, почему бы не написать про то, что связано со мной, с моими чувствами и переживаниями. Я хотел затронуть именно вопрос выбора: мы часто знаем, что нужно сделать, но все равно выбираем не тот вариант. Мы знаем, что правильно, а что нет, но, осознавая это, зачастую делаем неправильный выбор. Для меня это фильм о выборе. Но каждый человек, которому я показывал этот фильм, видит в нем что-то свое. Это очень концептуальный фильм, здесь нет ни одного диалога, только картинка и звуки, один герой и одна комната.

«Там были мэтры: Ридли Скотт и Джеймс Франко»

Медет Шаяхметов

Как ваш фильм попал на фестиваль?

– Есть такая платформа для фильмов Withoutabox. Через нее я, как и все, подал заявку, оплатил комиссию. Мой преподаватель из академии сказал, что у меня есть шансы на то, чтобы мой фильм рассмотрели. Так и произошло, мой фильм оценили и пригласили в Седону. Как бы это ни звучало, но в таких фестивалях самое главное – участие и возможность продемонстрировать свои навыки и видение. В этом году в фестивале принимали участие такие мэтры кино, как Ридли Скотт и Джеймс Франко, номинанты и победители «Золотого глобуса», «Оскара» и Каннского кинофестиваля.

Как проходили съемки?

– Сделал небольшой кастинг, выбрал американского актера с русскими корнями. Решил, что фильм будет немым, чтобы каждый человек в мире мог понять его без перевода. Ведь когда переводишь, часть смысла теряется. Пока, к сожалению, картину показать на широком экране не могу, так как мы отправили ее на фестиваль в Канны. Там фильм посмотрели и приняли.

А что дальше планируете?

– Сейчас приехал в Казахстан на два месяца, затем снова еду в Лос-Анджелес, где буду снимать документальный фильм. Через год снова планирую вернуться. У меня есть еще один фильм, и как только мне разрешат показать на экране Escape, я хочу показать эти два фильма для наших зрителей, сделать небольшие закрытые показы в Астане и Алматы, если получится, то и в других городах.

Если сравнить отечественное кино сейчас и пять лет назад, то есть ли разница?

– Разница, безусловно, есть. Сейчас наше кино очень круто развивается, стало много независимых фильмов. Мне кажется, сейчас создание фильма стало менее затратным и более доступным, потому что сейчас эра интернета. Благодаря этому стерлись границы; находясь в Казахстане, можно участвовать в Каннах и других кинофестивалях.

А чего не хватает нашему кинематографу?

– Я думаю, что в Казахстане есть условия, чтобы снимать кино, но не хватает специалистов в некоторых направлениях. В кино очень важно иметь хорошую команду, профессионалов в своем деле, именно такие люди формируют индустрию. Зачастую многие специалисты вынуждены заниматься теми аспектами, в которых они не являются мастерами.

А что бы вы хотели изменить?

– Я бы хотел, чтобы на съемках был какой-то кодекс поведения, чтобы люди знали, что они должны делать. Конечный результат зависит от организации самого процесса съемки. Кино – это командная работа, и если кто-то не ладит, то это сразу заметно.

«Если не кино, то музыка!»

Давайте поговорим о вашем образовании. Вы выиграли грант на обучение в США. Это удача или результат труда?

– Думаю, это и удача, и старание. Сам не до конца понял, как это произошло. Но я много работал самостоятельно, много снимал, занимался графикой, делал анимационные ролики. Старался больше пробовать чего-то нового, но при этом у меня не было достаточных финансовых возможностей, чтобы обу­чаться и продолжать образование в Казахстане. Обучаясь в Нью-Йоркской академии кино, студент получает много практических знаний. Университет предоставляет каждому студенту полный набор оборудования (камеру, линзы, свет). Студенты разных специальностей тесно взаимодействуют друг с другом и вместе работают над проектами. То есть в стенах университета можно собрать команду из начинающих специалистов и вместе развиваться. По окончании вуза каждый имеет на руках портфолио, опыт и связи в сфере кино.

Как организовывали за океаном свой быт?

– Сначала жил на окраине города, снимал комнату, а потом оказался на 23-м этаже на Уолл-стрит в Нью-Йорке. Мне просто повезло в том, что я был в нужных местах в нужное время и занимался тем, что люблю. Я никогда не искал выгоды от того, что делал. Если мне что-то нравится, делаю это бесплатно. Было время, когда работал даже за еду. Однажды участвовал в конкурсе от фонда поддержки молодых дарований «Саби», они постоянно ищут талантливую молодежь. Я подал заявку и выиграл грант, мне и дали возможность обучаться за границей.

Семья как-то влияла на ваше творчество?

– Я из простой семьи, у меня есть два взрослых брата. Средний когда-то был кавээнщиком, это самое приближенное к шоу-бизнесу. Мы как-то далеки были от кино, от телевидения. Правда, в роду у нас есть музыканты.

Почему все-таки кино?

– Мне всегда нравилось рисовать. Когда мне было 13-14 лет, мы с друзьями начали рисовать граффити, у нас был команда, нам это нравилось, оформляли стены на заказ. Мне всегда нравилось визуальное искусство, затем это перешло в графический дизайн. Я был дизайнером в одной фирме в Астане. Все это проходило до 16 лет. Однажды попробовал снять лав стори. Первый раз взял камеру в руки в 17 лет и даже не знал, на какую кнопку нужно нажимать. В итоге ролик всем понравился и мне стали делать заказы. Так и пошло. Снимал клипы для казахстанских и зарубежных артистов.

Если бы тебе не дали грант, чем бы занимался?

– Тем же самым, только в Казахстане. Многое из того, что я умею, научился вне академии, в основном это самообразование. Грант выиграл только потому, что продолжал самосовершенствоваться. Но все-таки если не кино, то музыка. Я не знаю нотной грамоты, просто придумываю музыку на гитаре или пианино. А недавно отправил свое творение брату-дирижеру, и он написал партитуру для оркестра.

Беседовала Асема ТУНГУШБАЕВА

Метки: , , ,


Плюсануть
Поделиться
Класснуть
Запинить
Рубрика: Культура

Добавить комментарий