Людоеды, насильники, педофилы: почему казахстанским маньякам жизнь покажется болью?

Актас

В Казахстане ужесточили наказание для педофилов. Уголовный кодекс, действующий с 1 января 2015 года, впервые ввел пожизненное лишение свободы за изнасилование детей. Эта мера вслед за возможным внедрением химической кастрации стала очередным ударом по извращенцам всех мастей, которые еще надеялись вернуться на свободу и продолжить свои кровавые сатанинские игрища. Путь в мир людей для этих чудовищ будет закрыт навсегда.

Изнасиловал, убил – в тюрьму. И так три раза

Одним из первых, кто сообщил о давно требуемых народом изменениях в законодательство, стал адвокат Кайрат Утегенов. Он отметил, что теперь для педофилов закрыты все лазейки. Для них отменено условное осуждение, условно-досрочное освобождение, любые сроки давности, примирение с потерпевшим, освобождение при деятельном раскаянии, поручительстве или стечении тяжких обстоятельств; замена неотбытой части наказания на штраф или ограничение свободы; отсрочка отбывания лишения свободы при наличии детей; амнистия.

Специально для «Свободы Слова» нововведения в Уголовный кодекс про­комментировала старший врач, судебно-психиатрический эксперт Республиканского научно-практического Центра психиатрии, психотерапии и наркологии Наталья Логачева.

Но сначала она рассказала об одном показательном случае, когда человек, подозреваемый в серии убийств сексуального характера, проходил в их центре судебно-психиатрическую экспертизу в 2009-2010 годах. Ему было десять лет, когда родители развелись. Сильно выпивающая и имеющая психические отклонения мать жестоко избивала его. В интернате мальчик часто подвергался притеснениям со стороны старших ребят. В последующем окончил медучилище, отслужил в армии и даже какое-то время поработал фельд­шером на скорой. Женился, стал отцом двоих детей, но с женой отношения не сложились. Проходя психиатрическую экспертизу, он обвинял экс-жену в том, что она плохо выполняла свой супружеский долг.

В первый раз его привлекли к уголовной ответственности в конце 1990-х за попытку изнасилования. Тогда он был осужден на три с половиной года. Но уже через полтора года его условно-досрочно освободили за хорошее поведение. В медицину он больше не вернулся, жил случайными заработками и вскоре вновь был привлечен к уголовной ответственности, теперь уже за изнасилование с последующим убийством – жертва была задушена. После прохождения судебно-психиатрической экспертизы суд признал его вменяемым и осудил на 15 лет. Так же, как и в первый раз, в тюрьме убийца вел себя хорошо: участвовал во всех мероприятиях, имел кучу поощрений. В общем, придраться было не к чему, и его опять условно-досрочно (на пять лет раньше) освободили. Имея проблемы с адаптацией, он вел замкнутый образ жизни, часто менял место работы. Сексуальные потребности удовлетворял, прибегая к услугам проституток.

А в 2006 по 2007 годах в Алматы прошла серия жестоких убийств, сопровождавшихся изнасилованием. Всего было зарегистрировано восемь жертв, из них только две женщины чудом остались живы. Когда в 2009 году преступника благодаря их показаниям задержали и привлекли к уголовной ответственности, то это оказался все тот же маньяк. В ходе следствия он дал добровольные показания по всем эпизодам. Беседуя в ходе очередного психиатрического обследования с врачами, он говорил, что женщинам верить нельзя. Они все лживые, жестокие и ленивые. Поэтому после избиения и изнасилования женщин он их убивал.

Риск рецидива всегда высок

Актас

В деле всех маньяков прослеживаются общие черты. У сексуальных преступников постоянно присутствуют внутренняя напряженность и тревожность, бесчувственность к страданиям других, трудности в общении. В детском и подростковом возрасте они жестоко обращаются с более младшими детьми и животными.

У большинства людей, совершивших преступления на сексуальной почве, обнаруживаются психические расстройства, такие как психопатия, олигофрения в степени дебильности, органические заболевания центральной нервной системы или их последствия, а также наркомания и алкоголизм. Поэтому суды в основном признают их вменяемыми, и они отбывают наказание в местах лишения свободы.

На нормальных людей сцены, где есть насилие и жестокость, не производят провоцирующего действия. Но у группы риска, в которую входят не только сексуальные маньяки, но и подростки, а также взрослые мужчины с заниженной самооценкой, под воздействием таких сцен пробуждаются садистские наклонности. Поэтому они не просто насилуют жертву, но и убивают ее.

В Казахстане клиника для таких опасных людей находится в Талгарском районе Алматинской области. Проводимые там процедуры включают в себя активное медикаментозное лечение и психотерапию. Но сколько бы человек ни находился в стенах специализированного заведения, если врачи определят, что он уже не представляет опасности для общества, его все-таки выписывают.

– Опережая вопрос, выскажу мнение, основанное на личных наблюдениях и опыте. Процент повторности правонарушении подобного рода достаточно высок, – откровенно говорит Наталья Логачева. – Человек, имеющий психическое отклонение в сексуальной сфере, может изменяться под действием лечения, психокоррекции, но в какой-то момент психические отклонения могут неожиданно вновь проявиться.

Джумагалиев требовал расстрела

Актас

Правоту доктора подтверждает всем известный Николай Джумагалиев, который кроме каннибализма также был уличен в преступлениях сексуального характера. Последнее, как известно, явилось предтечей первого: сначала насиловал, потом убивал и съедал. «От них, от женщин, все несчастья – тюрьмы, преступления», – не уставал повторять в своих многочисленных интервью отечественным и зарубежным изданиям уроженец поселка Узун-Агач, что под Алматы.

Сейчас каннибал, чьи убийства поражали бессмысленностью и хладнокровием, проходит лечение в Республиканской психиатрической больнице специализированного типа с интенсивным наблюдением, которая находится в городе Талгаре Алматинской области. В неволе он разводит цветы, занимается ремонтом часов и аудиовидеоаппаратуры, читает художественную литературу, а вечерами смотрит телевизор. Однажды подал прошение о смертной казни. Специалисты расценили это как психическое обострение…

– Психотерапевтическая работа, направленная на коррекцию личности, с такими больными, как Джумагалиев, должна стоять на первом месте, – считает Наталья Логачева. – Более подробно о нем могли бы рассказать врачи, которые отвечают за его принудительное лечение. Но коль они не выписывают его, следовательно, он сохраняет социальную опасность.

Знаменитый каннибал, по словам доктора, чисто внешне производит впечатление самого обычного человека.

– Разве что взгляд более тяжелый, – говорит она. – Но это на мой профессиональный взгляд, а неосведомленный человек никогда не распознает в нем опасного для окружающих больного. Когда мы разбираем личность больного, в частности сексуального маньяка, что называется, по косточкам, то кроме индивидуально-личностных качеств учитываем неблагоприятные факторы микросреды, я имею в виду семью и общество. Для подростков, у которых еще не сформирована психика, очень опасен обширный доступ к интернету. Всплеск терроризма, когда ни в чем не повинные люди гибнут сотнями и тысячами, тоже оказывает влияние на неокрепшую психику. Ведь это показатель того, что человеческая жизнь обес­ценивается.

«Уничтожу обидчика собственными руками»

Сегодня в обществе и государственных органах всерьез рассматривают применение химической кастрации для педофилов и сексуальных маньяков.

– Никто ведь не знает до конца, что происходит с организмом человека после введения этих препаратов, – говорит, однако, наш эксперт. – Некоторые правозащитные организации считают, что введение препаратов должно происходить на добровольной основе, иначе это будет нарушением прав человека. Некоторые пациенты приходят сами раз в три месяца, чтобы получить инъекцию, другие увиливают от этого, и, следовательно, вероятность правонарушения с их стороны становится высокой. Как специалист-психиатр, я могу однозначно сказать: убивать человека, у которого есть психические расстройства, то есть он болен, и аморально, и жестоко.

Здесь противники казни и химической кастрации часто вспоминают дело печально известного Чикатило. Пока занимались поиском и поимкой маньяка, успели расстрелять нескольких других человек, оказавшихся «не в том месте и не в то время». Поэтому к расстрельной статье ряд экспертов относится очень настороженно. Учитывая, что процент рецидива со стороны сексуальных преступников очень высок, они выступают за то, чтобы люди, представляющие социальную опасность, были пожизненно изолированы от общества.

Врач-психиатр и психотерапевт, доктор медицинских наук Марат Асимов поддерживает коллегу:

– Когда мы говорим об ужасных поступках, то всем нам нужно совладать с чувствами. Да, если с моим ребенком что-то случится, я обидчика уничтожу собственноручно. Но как врач я обязан лечить человека с больной психикой. Не спорю, все болезни повторяются, но это не значит, что больных, представляющих опасность для социума, надо уничтожать. Цивилизованный подход предполагает лечение в специализированных медучреждениях закрытого типа. Если же невменяемость не доказана, то вместо смертной казни справедливо пожизненное заключение.

Виталий ЦХАЙ, Алматы

Плюсануть
Поделиться
Класснуть
Запинить

Добавить комментарий

Популярное