Илья Одегов: «Все мы – пришельцы»

культура, литература, интервью, Илья Одегов, Виктория ЛиКазахстанский писатель Илья Одегов стал лауреатом «Русской премии» по итогам 2013 года. Ее вручают русскоязычным авторам, живущим и пишущим за пределами России. Илья – третий из наших соотечественников, кто удостоился этой авторитетной литературной награды. Как и его предшественники, Михаил Земсков и Юрий Серебрянский, он победил в номинации «Малая проза», послав на конкурс несколько рассказов, написанных за последний год. «Свободе Слова» писатель поведал, как меняют людей город, аул и Всемирная паутина.

 

В конкурсную подборку вошли циклы рассказов «Пришельцы» и «Культя», а также повесть «Овца». Для обозначения всего сборника организаторы использовали название самого первого рассказа в подборке – «Тимур и его лето», который Илья считает самым удачным. А накануне конкурса при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям Российской Федерации в Москве вышла книга Одегова «Любая любовь». Многие из них уже публиковались в российских журналах «Новый мир» и «Дружба народов».

Примечательно, что повесть «Овца» посвящена жизни в казахском ауле. О селе в современной русскоязычной литературе Казахстана пишут редко. Наши писатели предпочитают ультрасовременные, городские или просто фантастические антуражи, а героями их произведений становятся люди из ниоткуда, бегущие от условностей или испытывающие презрение к земле. Предшествующий рассказ писателя «Пуруша», увидевший свет в «Дружбе народов» в прошлом году, тоже посвящен событиям в сельской местности – правда, они происходят не в Казахстане, а в Непале. Мы решили поинтересоваться у Ильи Одегова, что подвигло представителя городской богемы обратиться к такой, казалось бы, несовременной тематике для творчества.

– Это не первое произведение о негородских персонажах. Они уже встречаются в цикле рассказов «Чужая жизнь», в повести «Побеги», в книге «Любая любовь» и живут в селах недалеко от города. По-моему, город бросает большую и темную тень на всех живущих в нем людей, – считает писатель. – За тенью города сложно разглядеть самого человека. Люди сливаются под этой тенью, в них много наносного – одежда и макияж не только на лицах, но и на умах и душах. Сложно под всем этим увидеть человека, теряются человеческие поступки, ощущения и мысли. А там, где природа и меньше городских соблазнов, люди чище, и поступают они решительнее. Это приближает к естественному человеческому состоянию. 

Вполне логично предположить, что вы, городской житель, смотрите на своих сельских персонажей как путешественник, романтизируя и придумывая свой мир…

– Меня всегда больше интересовали не города, а глубинка, где чувствуешь эту естественность. Я провел там много времени. Родился под Новосибирском: жили мы с родителями в частном доме, на земле, у нас даже было свое подсобное хозяйство. Еще я много путешествовал, и именно по сельским регионам. С другой стороны, я человек городской, живу в городе и сам ощущаю на себе его влияние. Но мне кажется, именно из-за этого взгляд на аул у меня свежий, незашоренный, что позволяет лучше подмечать некоторые вещи.

Ваши рассказы посвящены человеку и природе. Важны ли для вас социально-политические реалии или вы стараетесь не писать на злобу дня, чтобы не скатиться, как сейчас говорят, в «чернуху»?

– Сложно назвать меня автором, пишущим о природе или о социальных проблемах. В первую очередь я ориентируюсь на человека, поставленного в особые условия. Нередко эти условия экстремальные – когда герой вдруг начинает по-новому себя вести. Либо в привычных условиях персонаж обнаруживает неувязки, которых раньше не замечал. В рассказе могут быть описания природы, но они для меня не самоцель. Важны люди, то, как они существуют в этом пространстве. При этом я хочу передать не только свои ощущения и переживания от места, но прежде всего воссоздать переживания моих героев, как и что они чувствуют.

И все-таки о чем вы хотите рассказать читателю: о том, что внутри каждого из нас, о конфликте города и аула?

– Если бы я сам пытался определить цент­ральный образ своих произведений, то это образ чужака, человека со стороны, который внезапно оказывается в чужой среде. В «Пуруше» это альпинист, который произносит в рассказе всего несколько слов и находится в течение всего действа преимущественно в бессознательном состоянии, но при этом сильно влияет на окружающее новое для него пространство и мироощущение непальского мальчика. Чужак появился в мире и сильно его изменил. В «Овце» героиня Африза приезжает в город и понимает, как все здесь далеко от жизни в ауле. И от этого осознания город, который ее пугает и кажется неприятным, становится для Рафизы еще более чужим. Она видит, что перемены в нем произошли  не в лучшую сторону. Моя героиня тоже передает образ чужака и пришельца. Мой следующий цикл рассказов, которые будут опубликованы в следующем году, так и называется – «Пришельцы». Он посвящен людям, которые оказываются как будто бы на другой планете, хотя они не инопланетяне.

Вероятно, вы и сами в чем-то ощущаете себя пришельцем, раз неоднократно обращаетесь к этой теме?

– Эта тема близка не только мне, она актуальна для всего мира. Я родился в России, но живу в Казахстане. Пишу по-русски, но я – современный казахстанский писатель. И люди в нашем мире все время кочуют, они как мировые номады. С одной стороны, идет диалог между нациями, культурами и языками, с другой – все стали друг другу чужими. Единая информационная сеть, интернет, только усиливает эти переживания. Можно оказаться чужим не только в чуждом, ином мире с другой культурой, но и стать чужим в собственном, в котором родился и вырос. Маргинал – это стоящий на краю, не совсем чужой, но близкий к этому. Каждый из нас в чем-то маргинал.

Илья, раз уж мы заговорили о пришлых… Почему казахстанские писатели стремятся на российский книжный рынок?

Стремление публиковаться в России вполне объяснимо: только в Москве существует около десятка толстых литературных журналов плюс региональная периодика, печатающая не только местных авторов, но и зарубежных. Например, в прошлом году мои произведения были опубликованы в литературных журналах Чечни, Удмуртии, Пятигорска. Мои рассказы выходили в «Дружбе народов» и «Новой юности». В российских журналах печатаются также Айгерим Тажи, Михаил Земсков, Юрий Серебрянский и другие казахстанские авторы. Это говорит о том, что творчество писателей Казахстана востребовано не только в нашей стране, но и за ее пределами, и интересно оно, в том числе, своей самобытностью.

 

Беседовала Виктория ЛИ

Метки: , , , ,


Плюсануть
Поделиться
Класснуть
Запинить
Рубрика: Интервью

Добавить комментарий