«Голая» правда от экс-министра МВД

За что в колонии бывшего чиновника Серика Баймаганбетова пытались заставить мыть полы и ходить голым перед женщинами?

Баймаганбетов

Вокруг экс-главы МВД и Комитета таможенного контроля Серика а не утихают скандалы. Осужденный в 2013 году на 10 лет колонии он вышел на свободу и, подобно графу Монте-Кристо, решил отомстить своему главному обидчику. Но не тому, кто разместил прослушки и видеокамеры в его некогда служебном кабинете, а 25-летнему сотруднику уголовно-исполнительной системы Руслану Поповьяну, обвиняемому теперь в применении пыток.

В центре скандалов

03-1_27837c0c

Вся эта история вокруг некогда влиятельного в силовых структурах чиновника удивительным образом подтверждает известное правило про тюрьму, от которой не стоит зарекаться. Люди из пенитенциарной системы, которые еще вчера даже о попадании в приемную Баймаганбетова не могли мечтать, вдруг получили его в полное распоряжение в колонии. Естественно, что такая ситуация сама по себе могла вызвать поведенческие и ситуационные диссонансы.

Итак, будучи главой главного таможенного органа страны, на скамью подсудимых Серик Баймаганбетов попал по обвинению в получении взятки в размере 80 тысяч долларов. В январе 2013 года суд признал его виновным и для отбытия наказания этапировал в Карагандинскую область в учреждение АК 159/6.

Прошло полтора года, когда имя осужденного вновь оказалось в центре скандала. В августе 2014 года адвокат Серика Баймаганбетова сообщил, что его клиент был избит в колонии. Причем, как отмечалось, первые жалобы на издевательства со стороны сотрудников исправительного учреждения были озвучены за несколько месяцев до огласки.

Расследованием дела занялись специальные прокуроры. Было заведено уголовное дело за злоупотребление должностными полномочиями. Правда, вскоре прокуратура Карагандинской области опровергла факты избиения арестанта. Был проведен ряд экспертиз, по результатам которых не удалось установить факты насилия в отношении Серика Баймаганбетова.

– Факты получения Баймаганбетовым сотрясения головного мозга и множественных ссадин и ушибов не соответствуют действительности. Уголовное дело возбуждено прокуратурой исключительно в целях полной, всесторонней и объективной проверки всех доводов Баймаганбетова о неправомерных действиях сотрудников уголовно-исполнительной системы, – отметили тогда в прокуратуре.

Позже, в декабре прошлого года, после этих событий экс-министра перевели в АК 159/1, который известен карагандинцам как СИ-16. Казалось бы, страсти поутихли. Но весной этого года стало известно, что экс-таможенник вышел на свободу. И все благодаря тому, что после принятия нового Уголовного кодекса изменилась квалификация его преступления.

То есть если раньше они квалифицировались по ч. 5 ст. 311 УК РК, теперь подпадают под ч. 3 ст. 366 УК РК. С применением ст. 55 (назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное уголовное деяние) он считался осужденным на пять лет лишения свободы. Таким образом, суд удовлетворил ходатайство Серика Баймаганбетова о смягчении наказания: 4 февраля постановлением Казыбекбийского районного суда города Караганды осужденный Серик Баймаганбетов был освобожден условно-досрочно от дальнейшего отбывания наказания на неотбытый срок – 1 год 11 месяцев 29 дней. На свободу из стен СИ-16 он вышел 20 февраля.

Живой коридор униженийБаймаганбетов

А дальше началось самое интересное. Речь идет о возбуждении уголовного дела в отношении одного из сотрудников учреждения АК 159/6, где, как уже говорилось выше, Баймаганбетов отбывал часть наказания. На этот раз по одну сторону баррикад оказался сам экс-таможенник, по вторую – 25-летний сотрудник уголовно-исполнительной системы Руслан Поповьян. Ему было предъявлено обвинение по ст. 141 УК РК прим. 1 «Применение пыток». Если быть точнее, речь идет о двух фактах применения пыток, которые якобы имели место в ноябре 2013 года и апреле 2014 года.

Вот тогда-то в ходе судебного разбирательства Серик Баймаганбетов рассказал «голую» правду о своих мучениях в колонии. По его словам, ему пришлось пройти так называемый живой коридор, состоящий из самих работников учреждения. Сотрудники колонии выстроились в два ряда, и заключенный прошел через них, подвергаясь унижениям и побоям.

– Сотрудники при прохождении через живой коридор по очереди наносили мне телесные повреждения. А уже в карантинном помещении подсудимый, работавший оперуполномоченным оперативного отдела Руслан Поповьян, пытался заставить меня в обнаженном виде мыть полы. Но я отказался. Меня пытались заставить в обнаженном виде ходить перед женщинами, работающими в колонии, – разоткровенничался перед судом Серик Баймаганбетов.

Но сотрудники колонии нанесли ответный удар экс-министру и обвинили его в клевете. По их мнению, он характеризовался как отрицательно настроенный осужденный и состоял на учете как лицо, склонное к членовредительству и суициду.

– В жалобе на имя генерального прокурора и министра внутренних дел не описывается прохождение по так называемому живому коридору, о натягивании головных уборов на глаза при конвоировании, о получении ударов от сотрудников, о мытье полов в обнаженном виде, о хождении перед женщинами в обнаженном виде, о потере сознания. Всего этого в данной жалобе нет. Там указано только то, что его препроводили на территорию колонии в административное здание, вывернули руки за спину и сковали наручниками, препроводили в административный корпус и там требовали подписать бумагу, – парировал адвокат Поповьяна Фаиль Гибаев.

Кроме того, по словам адвоката, Серик Баймаганбетов обсуждал с другими осужденными порядок оговора сотрудников администрации колонии. Об этом свидетельствует текст первой объяснительной, дальнейшие объяснительные, протоколы допросов и проведенные очные ставки. Кстати, удивительно, что даже при таком громком деле руководство учреждения отказалось увольнять Поповьяна по причине положительных характеристик и опыта работы. Ведь обычно в силовых структурах от любого, кто так или иначе замарался, стараются избавиться при первой же возможности. Сам же офицер, к слову, обвиняет Баймаганбетова в том, что он вел себя в колонии довольно вызывающе.

– Все осужденные должны ознакомиться с правилами пребывания в колонии. Это стандартная процедура. Но Серик Баймаганбетов в категорической форме отказался подписывать ознакомление с данным заявлением. Я доложил о его отказе начальнику оперативного отдела Шотаеву. После чего в кабинет зашел заместитель начальника департамента уголовно-исполнительной системы и попытался разъяснить Баймаганбетову, что ознакомление с данными требованиями – это стандартная процедура. Но Баймаганбетов в категорической форме отказывался знакомиться с документом. Он так и не подписал бумагу, – рассказал в суде Руслан Поповьян.

Полы не мыл и обнаженным не былБаймаганбетов

– С появлением Баймаганбетова от осужденных стал поступать поток жалоб и заявлений против сотрудников колонии в прокуратуру и другие контролирующие органы. Обстановка дестабилизировалась. Также мне поступила информация, что осужденный Кайрат Аллазов, Барон Беков и Алдаяр Исманкулов проводили агитационную беседу с другими осужденными для дачи ими ложных показаний против администрации колонии в пользу осужденного Баймаганбетова, – также рассказал на суде замначальника оперативного отдела колонии Р. Доминов.

Тем не менее государственный обвинитель, заместитель прокурора города Шахтинска Талгат Алекпаев попросил для Руслана Поповьяна три года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима по статье 141-1 Уголовного кодекса «Применение пыток».

Кроме того, в обвинительной речи прокурора прозвучало следующее: «Подсудимый заставлял Серика Баймаганбетова в обнаженном виде мыть полы в здании исправительного учреждения».

Примечательно, что в ряде СМИ прошла информация о том, что осужденный выполнил это требование. Но сам потерпевший не согласен с такой постановкой вопроса.

– В СМИ были неверно истолкованы материалы следствия. Я не мыл пол. Они перепутали формулировки: одно дело мыть, а другое – пытаться заставить, – развеял газетную утку сам Серик Баймаганбетов.

В свою очередь, подсудимый наотрез оказывается признавать факты пыток и избиения своего бывшего «подопечного». Молодой человек настаивает на том, что все, что было сказано в его адрес, – сплошная клевета. Но это обвинение может дорого стоить Руслану Поповьяну. Если суд встанет на сторону обвинения, тогда уже самому сотруднику исправительного заведения, видимо, придется испытать на себе все прелести живого коридора.

В деле Серика Баймаганбетова против Руслана Поповьяна приговор будет оглашен в ближайшие дни.

Виталий ЦХАЙ, Алматы – Караганда

Плюсануть
Поделиться
Класснуть
Запинить

Добавить комментарий

Популярное