Даниэль Джеймс: «В Казахстане люди чтят культуру и традиции каждого»

На рынке шоуменов и ведущих Казахстана, безусловно, выделяется Даниэль Джеймс – красивый молодой человек, свободно говорящий на трех языках, играющий на домбре и африканских барабанах, поющий, да и просто приятный в общении. Даниэль имеет африканские корни – его отец родом из далекой Нигерии. Корреспонденты «Свободы Слова» пообщались с Даниэлем Джеймсом и выяснили, каким образом он научился превосходно говорить по-казахски.

Даниэль Джеймс

«Отвечаю на казахском, чтобы люди падали в сугроб»

С чего началась ваша история жизни в Казахстане?

– Мама у меня русская, они с отцом познакомились в Алматы, когда он приехал сюда работать. Папа очень трудолюбивый и целеустремленный человек. Раньше, если я отлынивал от учебы, он рассказывал мне, что ему приходилось в детстве каждый день идти в школу более 10 км, переходить две реки, чтобы туда попасть. Потом он выиграл грант на обучение и поехал сначала в Вашингтон, потом в СССР, где поначалу работал в Ташкенте, а затем перевелся в Алматы. Он вспоминает, что тогда, в 1980-е годы, люди были в шоке, когда видели на улице темнокожего мужчину.

Брак у моих родителей счастливый, они уже много лет вместе. Сначала родился мой брат, а в 1992 году – я. Так что мы выросли в интернациональной семье, впитывая славянскую, казахскую и африканскую культуры.

Чем вашего отца и вас так пленила наша страна, что вы навсегда связали с ней судьбу?

– Своей разносторонностью. Здесь живут представители множества национальностей и культур. Просто проходя по улице, можно увидеть татарский, уйгурский праздник, да любой. К слову, я вел мероприятие в уйгурском театре, когда там был приготовлен самый большой лагман в мире. В Казахстане люди не только уживаются вместе, но еще и чтят культуру и традиции своего друга и соседа – все это благодаря государству, благодаря правильной идеологии. О гостеприимстве я уже не говорю. А еще мне очень нравятся алматинские горы. Я семьей выезжаю в горы каждую неделю, катаюсь на сноуборде.

Наверняка ваша внешность и снежные вершины составляют очень интересный контраст. Люди обращают на вас внимание?

– Да, спрашивают, я отвечаю сначала на английском языке, потом на казахском, чтобы они в сугроб сразу упали – хоп! От неожиданности (смеется).

«О нашей стране тоже слагают легенды»

Какие обычаи и традиции африканского народа всегда с вами?

– Я очень люблю играть на африканских барабанах. Ритм во мне просто кипит! Когда я веду какое-либо мероприятие, людям нравится моя игра. Имеется у меня и национальная африканская одежда, которую я ношу с удовольствием, а еще мы с отцом готовим каждое воскресенье национальные африканские блюда. Это культура дружелюбия. Когда мы летали в Нигерию, я удивлялся, что из объятий они человека просто не выпускают. Прохожие могут здороваться друг с другом без причины, хотя они не знакомы: на территории одного города Лагос проживает столько же людей, как в целом Казахстане. И при этом во всем этом сумбуре сохраняется человечность и взаимопонимание. Мне кажется, что так происходит потому, что эта культура долгое время не была тронута цивилизацией, и африканцы сами искали свой путь.

В Алматы существует сообщество нигерийцев, нас более ста человек, мы часто общаемся. Каждую субботу проводятся собрания, обсуждаются грядущие мероприятия. В чистом виде это еще и невероятно темпераментный народ. Для них перейти с обычного тона на повышенный – вопрос буквально половины секунды. И в то же время они горячо любят друг друга. Мы поддерживаем отношения и с нигерийцами, живущими в Астане, Караганде, Атырау. Кстати, многие из них обожают футбол и играют в футбольных клубах.

А на каком языке вы общаетесь?

– На английском и иногда на том или ином диалекте. Но, честно признаюсь, здесь я не специалист. Я знаю всего лишь слово «бадибада», что означает приветствие, и «абудена», которое переводится примерно так: «Я сейчас подойду, жди меня». Это все.

В наших головах стереотипы об Африке отчасти сформированы литературой, произведениями Жюля Верна, Хемингуэя, фильмами Нила Бломкампа, передачами телеканала Animal Planet, голливудскими блокбастерами. Африка – это что-то из разряда «По трудным дорогам Анголы…»

– Да-да, я знаю! Работорговля, куча диких животных, опасности (смеется). Такие места, как описывает Жюль Верн, – нетронутые человеком – конечно же, есть. Но их осталось мало. В основном вся страна развивается, хоть и не без экономических трудностей. Кстати, вы думаете, о нашей стране не слагают легенды? Еще какие! Что за примером далеко ходить? Родственники из Лагоса как-то раз спросили у меня в переписке: «В Казахстане свет есть? Как вы там в юртах живете?» Я ответил: «Ну, как-то со свечками, вай-фай с небес ловим, стараемся… Пойду я, скот надо выгуливать» (смеется). Конечно, потом я им разъяснил, что это была шутка.

Как вы выучили казахский язык?

– Окончил русскую школу, а интенсивно стал изучать казахский, когда познакомился со своей будущей женой Айданой. Как-то на алматинском Арбате я увидел девушку, которая была вся в белом. Я очень люблю этот цвет. Она так привлекла мое внимание, что я не смог пройти мимо. Но на мое приветствие она ответила на казахском языке: «Извините, я не понимаю». Я все равно выяснил, какой у нее номер телефона, и загорелся! Понял, что просто обязан выучить казахский язык, раз хочу завоевать ее расположение и симпатию ее родственников. Кстати, ее отец был категорически против меня. Когда наши отношения уже развивались, он подкараулил меня возле дома и заявил: «Моя дочь выйдет замуж только за казаха!». Я парировал: «Может, она выйдет за гражданина Казахстана?». Зато потом, когда я выучил язык, и меня увидели все родственники, ко мне больше не было вопросов. Мы поженились, живем счастливо, имеем двоих детей: девочку и мальчика.

Учил я язык следующим образом: купил в магазине маленький самоучитель, выписывал оттуда фразы, выходил на улицу и практиковал их в магазине, на улице, да везде. Продавцы были в шоке. Представьте, заходит темнокожий молодой человек и просит что-то на казахском языке (смеется). Когда я ошибался, люди меня поправляли, я сразу все себе фиксировал, и за четыре месяца освоил разговорный казахский язык.

«Услышал домбру – и пропал»

А какое у вас высшее образование?

– Я искусствовед, окончил Академию искусств имени Жургенова. Сейчас учусь в магистратуре и пишу диссертацию на тему: «Саморегуляция эмоциональных состояний артиста в музыкальном исполнительстве». Это целая наука, которая позволяет любому артисту всегда быть в эмоциональной форме. Я смотрел темы диссертаций по всему СНГ, такой еще никто не поднимал.

Как вы стали популярным тамадой?

– Однажды на свадьбу моего друга не приехал ведущий, а вместе с ним не приехал и диджей с аппаратурой.

– Ужас…

– Да, ситуация была из ряда вон. Но я не растерялся, быстро вызвал своего знакомого звукорежиссера и взялся спасать положение. Заявил гостям: «Сегодня свадьба особенная! Выход молодоженов мы с вами сами организуем!» Я взял в руки свой барабан, задал ритм, и все гости встретили жениха и невесту песней «Жар-Жар» под мой аккомпанемент. Всем сразу стало очень интересно. Ко второму тосту привезли, наконец, аппаратуру, и я спокойно провел все мероприятие до конца. Родители друга были в культурном шоке, так благодарили меня. С тех пор меня постоянно начали приглашать провести ту или иную церемонию или мероприятие. Я сразу поверил в себя.

Потом еще и на домбре играть научились?

– Услышал в академии искусств оркестр народных инструментов и пропал, сразу полюбил этот инструмент. Не могу сказать, что я виртуоз, предела совершенству нет, нужно постоянно оттачивать мастерство, находить на это время. Я стараюсь как можно чаще упражняться в игре на домбре. Недавно взял и сделал кавер на песню из кинофильма «Иван Васильевич меняет профессию»: «Счастье вдруг в тишине постучалось в двери». Моя публика от него в восторге.

Даниэль, вы такой молодой, а уже практически всего добились. Чего бы вам еще хотелось?

– Путешествовать всей семьей. У нас есть родственники в Лондоне, Милане, я хочу их всех навестить. А еще мне постоянно хочется познавать что-то новое. Например, распространить новую идею изучения казахского языка в Казахстане, чтобы и сами казахстанцы, и зарубежные гости были заинтересованы в нем. Найти какую-то методику, подход. Просто мало кто пытался это сделать нормально, поэтому многим государственный язык кажется каким-то непреодолимым препятствием. А если построить эскалатор на высокой горе, люди сами поднимутся на вершину. Хочу поработать над этим, найти единомышленников. Можно открыть мобильное приложение, создать голосовые программы, которые будут воспроизводить правильное произношение, да много чего! За четыре месяца интенсивного обучения можно освоить казахский язык. Это я точно знаю!

Беседовала Вера ЛЯХОВСКАЯ
Фото Кайрата КОНУСПАЕВА

 

Плюсануть
Поделиться
Класснуть
Запинить

Добавить комментарий

Популярное