«Аманат» устремился к «Оскару»

Фильм Аманат

Творческий коллектив исторической драмы «Аманат» намерен выдвинуть картину на соискание премии американской киноакадемии «Оскар» от Казахстана за 2016 год. В марте, согласно требованию оскаровского комитета, в кинотеатрах страны-производителя начнется прокат этой ленты.

Почему чернили ханов?

kinopoisk.ru

Напомним, картина «Аманат» Сатыбалды Нарымбетова посвящена Ермухану Бекмаханову, первому казаху – доктору исторических наук, основателю кафедры истории Казахстана в Казахском государственном университете им. аль-Фараби. Но главная заслуга этого деятеля в том, что он первым среди историков попытался объективно рассказать о восстании под предводительством Кенесары Касымова. Это стоило Бекмаханову многого: сама монография «Казахстан в 20-40 годы ХIХ века» была «удостоена» четырех дискуссий, одна из которых проходила в Москве, а ее автор лишен всех званий, исключен из КПСС и сослан в Сибирь на 25 лет.

Расправа над ученым и его монографией имеет свою предысторию. В годы Великой Отечественной войны многие российские ученые-историки были эвакуированы в Алма-Ату. Когда было принято решение готовить фундаментальное издание «История Казахской СССР» с древнейших времен до настоящего времени, то есть до 1943 года, то координатором между ними и отделом пропаганды ЦК КП Казахстана стал выпускник исторического факультета Воронежского педагогического института Ермухан Бекмаханов. Ему же и было поручено писать главу о восстании под предводительством Кенесары Касымова. Позже молодой историк оформил ее как кандидатскую, которую в 1943 году защитил в Москве.

«История Казахстана» была выдвинута на Сталинскую премию, но она не была присуждена. По мнению некоторых ученых, книга получилась антисоветской, так как в ней якобы идеализированы национальные восстания. Редактор этой книги, академик АН СССР Анна Михайловна Панкратова, писала позже секретарю ЦК КП Казахстана по агитации и пропаганде Ильясу Омарову: «Среди ряда историков существует переменное стремление ухудшить историю казахского народа вопреки исторической правде. Я совершенно не понимаю, почему грузинские цари или узбекские ханы могут считаться при аналогичных исторических условиях прогрессивными деятелями, а казахи должны чернить ханов Абылая и Кенесары Касымова? Я ни в коем случае не могу стать на антиисторический путь оценки этих виднейших деятелей истории, тем более что наши критики не подтверждают свои выводы решительно никакими документальными и историческими фактами».

У розы науки – острые шипы

Фильм Аманат

Но жизнь тем не менее продолжалась. Через три года, в октябре 1946 года, Ермухан Бекмаханов в Институте истории АН СССР защитил докторскую диссертацию по теме «Казахстан в 20-40 годы XIX века», где одна из глав опять была посвящена Кенесары Касымову.

Утверждения докторской ему пришлось ждать долгих два года, потому что сразу после защиты лавиной пошли анонимки. Его обвиняли в идеализации хана Кенесары (якобы движение, которое он возглавлял, было вовсе не национально-освободительным, а феодально-монархическим), в плагиате (якобы свою докторскую он списал с рукописей российского профессора Рязанова). Ермухан, конечно, и сам боролся, но все же звание доктора наук он получил не без участия Каныша Сатпаева. Будучи геологом по образованию, первый президент Академии наук Казахстана хотел, чтобы в республике во всех областях науки появились по-настоящему талантливые ученые.

– Помни: если даже твой путь в науку будет усеян розами, то у этих цветов есть острые шипы, – предупреждал он Ермухана.

Рукопись его докторской диссертации в 1947 году вышла в виде отдельной монографии. Он так торопился издать эту книгу, что дневал и ночевал в типографии. И когда она наконец вышла, то первыми гостями в доме Бекмаханова были типографские рабочие. Поскольку это была первая книга по истории Казахстана ХIХ века, то отзывы вначале были положительные, а затем вновь недруги ополчились против него. Обвинения были те же самые: национализм, идеализация феодального строя.

Недоброжелатели начали бить теперь уже по монографии. Их нападки вылились в ряд дискуссий, одна из которых проходила в Москве. Ермухан знал, что врагом его делают искусственно: восстание Кенесары длилось десять лет, закрыть на это глаза и заявить, что история Казахстана началась сразу после Великой Октябрьской революции, было просто невозможно. И на заключительной дискуссии Ермухан смог дать такой аргументированный отпор своим недругам, что вскоре его назначили заместителем директора Института истории Академии наук Казахстана.

И все же он не смог избежать гонений. В начале 1950-х после публикации в «Правде» статьи «За марксистское освещение вопросов истории» его исключили из партии. Когда у него забирали партбилет, он сказал членам бюро ЦК: «Националистом вы меня не сделаете. Я получил образование в российском вузе, азы исторической науки прошел у русских историков, вместе с ними писал историю казахского народа. Мой самый близкий друг латыш Ян Зутис, а еще я дружу с киргизами, узбеками, уйгурами. Какой же я после этого националист? Это вы научную проблему сделали политикой».

Весной 1951 года его сослали рядовым учителем истории в Нарынколь. Там он проработал всего одну четверть. Потом власти посчитали, что его опасно держать рядом с китайской границей, и сослали в село Ново-Троицк Джамбульской области. Здесь он пробыл полтора года, а 5 сентября 1952 года его взяли прямо с урока. В начале декабря был суд, ему дали 25 лет и сослали в Бодайбо Иркутской области.

Из лагеря – да в санаторий

В лагерях Ермухан находился полтора года. Когда наступила хрущевская оттепель, его отпустили одним из первых. Вызвали в Москву, извинились, полностью реабилитировали и даже предложили поправить здоровье в санатории, но он спешил домой.

В Алма-Ате ему все пришлось начинать с нуля. Всех ученых званий – не только доктора наук, но и кандидата – он был лишен, поэтому пошел работать рядовым преподавателем в КазГУ. А в 1957 году, когда вышла его книга «Присоединение Казахстана к России», ее посчитали за докторскую и ему вернули звание профессора, он засел за учебники по истории Казахстана для казахских, русских и уйгурских школ.

То, что Бекмаханов все время издавался, все время над чем-то работал, не давало завистникам покоя. Одна из них, неглупая, кстати, женщина, так много сил потратила на борьбу с ним, что в итоге у нее не хватило сил защитить собственную докторскую.

Бекмаханов собирался жить долго, впереди у него были грандиозные планы. Хотел выпустить учебник по истории Казахстана для вузов, исследовать историю Алаш-Орды, написать монографию о Чокане Валиханове и о его окружении. Он считал, что эта яркая личность не могла бы стать тем, кем она стала для своего народа, если бы не имела возможность контактировать в своем кругу с людьми, которые обладали большой любознательностью, определенной эрудицией и специальными знаниями. Но эти отечественные интеллектуалы, создававшие Чокану питательную среду, в исторической литературе либо вовсе не упоминаются, либо упоминаются вскользь.

Планам, однако, не суждено было сбыться. Легкие у него всегда были слабыми – смолоду обнаружили закрытую форму туберкулеза. Сказывались и нищее детство, и голодные студенческие годы, и лагерь. В письмах к жене историк писал: «Преодолевая недуг, сижу в библиотеке». Но умер он не от туберкулеза, а от рака легких. Было ему всего 50 лет…
Обо всем этом телезрителям расскажет новый фильм «Аманат». Отметим, что Казахстан ежегодно выставляет одну свою картину на соискание премии американской киноакадемии «Оскар». Также творческий состав планирует отправить свое творение на Варшавский, Токийский и Каннский фестивали. Сейчас готовятся субтитры на английском и французском языках.

Галия ШИМЫРБАЕВА

Плюсануть
Поделиться
Класснуть
Запинить
Рубрика: Культура

Добавить комментарий

Популярное