Адиль Ахметов: «Первую роль я сыграл у Бекмамбетова в «Дневном дозоре»

Адиль Ахметов

На съемках фильма «Дорога к матери»

Популярный казахстанский актер Адиль Ахметов поделился мнением о своем новом киногерое в фильме Акана Сатаева, первой роли у Тимура Бекмамбетова, судьбоносном подарке деда и… больших китайских сумках.

К своим тридцати годам он уже многое успел: получил хорошее актерское образование, женился, у четы Ахметовых уже трое детей. Адиль – один из тех, кто стоял у истоков столичного театра «Жастар», в его творческом багаже семь сериалов и пять фильмов. В декабре на экраны выйдет историческая драма Акана Сатаева «Дорога к матери», где актер сыграл центральную роль. Прямо на площадке в последний день съемок Адиль дал интервью нашей газете.

«Нас было пятеро, а на экране – тысячное войско!»

О подобной роли мечтает, наверное, каждый артист. Какие главные качества характера вашего героя вы отметили бы в первую очередь?

Это человек, сильный духом, сдержанный и горячо любящий свою Родину, хотя долгое время там не был. Когда его отец – борец за советскую власть – погибает, дядя – сторонник бая – увозит мальчика с собой за границу, разлучив с матерью. Но Ильяс помнит ее и родной аул, как и подружку Умит, с которой до 10 лет учился в школе. Он пройдет сквозь суровые жизненные испытания, но все же вернется домой. Я проживаю на экране судьбу Ильяса с 20 до 40 лет.

Кого вам легче было играть – молодого или зрелого героя?

– Молодого (смеется). Потому что я уже прошел этот период. А каким буду через десять лет – еще не знаю.

Что помогло в работе над сложным образом?

Я посмотрел много советских фильмов, особенно задела «Баллада о солдате». Акан-ага посоветовал и ряд документальных лент, где есть историческая хроника. Я тщательно изучал те кадры, обращая внимание на все детали: как воевали солдаты на фронте, как держали оружие, как бегали, какая у них пластика. Перечитал Чингиза Айтматова, в частности, роман «Плаха».

На презентации сериала «Астана – любовь моя» с турецкими актерами

На презентации сериала «Астана – любовь моя» с турецкими актерами

Широкий зритель узнал вас в 2010 году благодаря сериалу «Астана – любовь моя», где вы тоже выступили в главной роли. В чем принципиальная разница между вашими героями?

Во времени. В сериале я играл своего современника, практически – самого себя во многих ситуациях, хотя тот парень учился в Америке по программе «Болашак». Его жизнь мне абсолютно понятна. А Ильяс жил во времена наших дедов, поэтому мне надо было больше концентрироваться и искать нюансы в характере людей той поры. Этот образ значительно сложнее.

А когда вы впервые снялись в кино?

Ровно 10 лет назад – в картине «Кек» Дамира Манабая. Но чуть раньше я появился в кадре «Дневного дозора» Тимура Бекмамбетова. Тогда мы с ребятами играли в массовке, и я впервые увидел съемочную площадку, режиссера, камеру. Снимали на берегу Или, в декорациях древнего Туркестана. Нас было только пятеро, а на экране с помощью компьютерной графики мы предстали как тысячное войско! Тот удивительный день я никогда не забуду: мы даже некоторые каскадерские элементы с ребятами сами сделали – молодые были, отважные.

«В «Рэкетире» я парень в бордовой рубашке»

DSC04782

На съемках фильма “Дорога к матери”

Но с Аканом Сатаевым вы не раз уже работали?

Расскажу интересную историю. Еще студентом я участвовал в его первом «Рэкетире»: в сцене ночного клуба у меня была лишь одна проходка, и в окончательный монтаж фильма она вошла! А во второй части я уже снимался в эпизоде: сыграл актюбинского бандита, который чуть не подрался с главным героем в кафе.

Парень в бордовой рубашке?

Это был я (улыбается). Именно тогда у меня появилась возможность как-то ярче проявить себя, ведь я мечтал сняться у Сатаева.

Адиль, признайтесь – вы завидовали молодым актерам, сыгравшим в его героической драме «Жаужурек мын бала»?

Да, только белой завистью! Поздравил их с успешной работой: они же все мои братишки! Кстати, и там я тоже появился в кадре: даже значился в эпизоде как Райымбек-батыр. Перед съемками нас месяц готовили в цирке: учили верховой езде, азам боевых искусств. К сожалению, я получил травму – разрыв связок стопы, ходил на костылях, нога была в гипсе. В таком виде поехал и на площадку, снявшись в эпизоде, где герои сидят в ожидании решения старейшин. Уже потом был «Рэкетир-2»: небольшая роль, но со словами! Режиссер остался доволен моей работой и, пожав руку, сказал: «Маленьких ролей не бывает. И ты это доказал: хорошо сыграл – прямо в точку попал».

Теперь вот Сатаев и главную роль вам доверил! Когда пришла мысль сниматься в кино?

В шестом классе. Мы жили большой семьей в одном доме с дедушкой и бабушкой. Мой дед был «продвинутым» человеком, хоть и переехал в город лишь когда я родился. Так вот в 1996 году он подарил мне видеокамеру, привезенную из Арабских Эмиратов. Тогда это была диковинка! Я с братом и сестрой стал понемногу снимать всех родных, особенно деда. Думаю, он что-то предчувствовал: через год скончался… Я по сей день благодарен дедушке: какой же он был у нас молодец!

Наверное, и в школе стали как-то проявлять себя?

Конечно! Начал какие-то скетчи ставить к Наурызу, осеннему балу, Новому году. А в 11 классе к нам пришел педагог, заканчивавший в тот год обучение в академии Жургенова. Он преподавал в начальных классах пение и однажды увидел, как мы с ребятами играли сценки. Ему это так понравилось, что он решил организовать драмкружок. Там с его помощью наши способности раскрылись еще больше: мы даже устраивали вечера поэзии.

«Даже Этуш с Табаковым поразились!»

Вы представляли себя лирическим персонажем или больше героем боевиков?

Когда как. Допустим, посмотрев фильм с Жаном-Клодом Ван Даммом, я мечтал быть таким же сильным и ловким, а завтра уже увлекался Джеки Чаном. Но с неменьшим удовольствием я смотрел выступления артистов комедийного театра «Бауржан-шоу». Внимательно следил и за юмористическими тв-программами «Маски-шоу», «Каламбур», «Джентльмен-шоу». И сейчас в столичном театре «Жастар» я играю и драматические роли, и комедийные, и героические, и лирические. Некоторые актеры говорят, что они не умеют играть в комедии, а я, наоборот, очень люблю этот жанр. Вот и Городничим был когда-то в дипломном спектакле «Ревизор».

Ахметов

Кадр из сериала «Астана – любовь моя» (2010 год)

Вот это да – такая гротесково-комедийная возрастная роль!

Постановка была динамичной: мы на казахском языке играли, песни на русском пели, танцевали. Спектакль увидел известный российский критик и пригласил нас в Москву – на фестиваль театральных вузов «Подиум». А там его уже посмотрели Этуш с Табаковым и поразились, что «Ревизора» можно так ставить! Хвалили нас и педагога Нурканата Жакыпбая. Именно они высказали пожелание: «Было бы неплохо сохранить этот актерский курс и на его базе создать театр». Нас поддержал также критик Аширбек Сыгай. И через год, в 2007-ом, нас пригласили в Астану – открыть новую труппу. 8 лет мы работали, но только без здания, 8 лет кочевали! Сами играли, сами были грузчиками, сами после спектакля собирали реквизит, сами увозили его в больших китайских сумках. Мы держались, как могли! Наши успехи заметили в министерстве культуры, и вот, наконец, в этом году нам дали здание бывшего оперного театра им. Куляш Байсеитовой. Приятно сознавать, что мы и есть основатели театра «Жастар».

Сейчас на съемках вы находитесь в полевых условиях, да еще жара под сорок. На какие жертвы можете пойти ради увлеченной работы?

Конфуций отмечал, что если ваша работа вам интересна, и вы ее любите, то это нельзя назвать работой – это просто удовольствие.

Я люблю сниматься в кино. Мне даже как-то неудобно становится, когда девчонки бегают по площадке с зонтиком, держа его над тобой. Или чай постоянно носят, водичку. Говорю им: «Уберите зонт! Там вон – массовка сидит, а я здесь – будто король!»

Я к этому не привык, хотя не скрою – такая забота приятна.

К хорошему быстро привыкают! Не боитесь звездную болезнь подхватить? Сумеете пройти огонь, воду и медные трубы?

Нет, не боюсь. Конечно, человек – существо слабое, может и сломаться. Но, слава Всевышнему, у меня есть родители, которые всегда поддержат, дадут дельный совет. Есть еще один важный человек в моей жизни – наш наставник Нурканат Жакыпбай. Иногда он шутит, что мы у него на 12 курсе учимся (улыбается). У казахов есть предание: когда-то Аязби был бедным, носил рваный чапан, но постепенно разбогател. Чтобы не забывать о своем трудном прошлом, Аязби повесил в большой красной юрте на видное место свой старый чапан. Об этом напоминает и наш педагог, а потому те большие сумки в клетку, которые много лет мы таскали по разным сценам, теперь висят в театре «Жастар». Так что, думаю, нам звездная болезнь не грозит.

Беседовала Галина ЛЕОНОВА
Фото автора

Добавить комментарий